Мстислава Черная
НАСЛЕДНИЦА ТУМАНА

ГЛАВА 1

— Ты знаешь, как размножаются боги? — спросила бабушка и облизала испачканную малиновым вареньем ложку.

Странная тема для вечернего чаепития. Я пожала плечами. Помнится, Зевс любил захаживать к приглянувшимся дамам то в облике лебедя, то быка, в результате этих визитов рождались герои. Древнеегипетская Изида и вовсе зачала сына от мумии. Короче, у богов все сложно.

— Вряд ли почкованием. — Хотя кто его знает. Афина в полном боевом облачении появилась из головы папочки, расколов ему череп изнутри.

— Почкованием? — переспросила ба, которую, кажется, мое предположение не на шутку возмутило. — Еще чего не хватало! Боги размножаются как люди, с поправкой на некоторые расовые особенности. Вообще, цикл развития у нас своеобразный.

Вот и приплыли. Врач, следивший за здоровьем бабушки последние лет десять, давно меня предупреждал, что наблюдает нехорошие признаки подкрадывающегося старческого маразма. И что делать? Точно не спорить, ибо бесполезно. На самом деле, осадила я себя, все не так плохо: пусть лучше ба считает себя какой-нибудь Гекатой, чем, скажем, феей Бастиндой из «Изумрудного города». По крайней мере, обойдемся без проблем с купанием и чисткой зубов. С трудом сохранив серьезное выражение лица, я кивнула и уткнулась в чашку. Просто нужно представить, что бабушка, как в детстве, рассказывает мне сказку.

Ба, игнорируя мои ужимки, доверительным шепотом сообщила:

— Я слегка того… богиня.

Ага, как же. Будь мне пять лет, я бы поверила.

— Почему же ты тогда живешь в двухкомнатной квартирке, получаешь пенсию, как простая смертная, и не выглядишь, как Мерилин Монро? — Я все-таки сорвалась и задала вопрос, который, наверное, задавать больному человеку не стоило, но, к счастью, бабушка ничуть не расстроилась, лишь фыркнула не то презрительно, не то насмешливо.

— Варя, боги нематериальны, — начала она поучительным тоном и внезапно осеклась. Кухонное стекло с грохотом разлетелось, с улицы к нам повалил едкий дым, а на подоконнике возник странный субъект, одетый во все черное. Рядом вскрикнула ба. По нервам ударило предчувствие смертельной опасности, я вскочила, с грохотом опрокинув стул, схватила хлебный нож и уставилась на мужчину.

То, что он здесь, просто невозможно. Грабитель? Убийца? Но с нас взять-то нечего. Больше всего меня пугало, что я не вижу его лица: лоб, щеки и нос скрыты за полумаской, такой же черной, как и его костюм. Мужчина улыбнулся, и изо рта показались желтые клыки, похожие на волчьи. Пришелец сделал замысловатый жест, в ту же секунду с его пальцев сорвалась ветвистая молния.

Я шарахнулась и завизжала. Молния подпалила обои и распласталась по невесть откуда взявшейся полупрозрачной пленке. Вспышка — и ни молнии, ни пленки. Наверное, сумасшествие заразно. Я крепко зажмурилась, вспомнила, что нужно дышать, выдохнула, снова открыла глаза, а с рук мужчины уже сорвались две новые молнии, каждая больше предыдущей раза в три. На сей раз пострадали холодильник и стол, нас с бабушкой вновь защитила невесть откуда берущаяся пленка.

— Ну хватит! — рявкнула ба, сдернула с шеи кулон и швырнула под ноги мужчине.

Он пытался уклониться, но не успел, ничего не успел. В потолок с ревом ударило пламя. Вспыхнули занавески, шкафчик, где ба хранила приправы, загорелись обои, а в центре огненного вихря был мужчина. Кажется, меня начало трясти, хлебный нож выскользнул из ослабевших пальцев и бесшумно упал на пол.

— Варюш, ты как? — Бабушка встревоженно заглянула мне в лицо, закрывая собой страшную картину.

— Ба? — Произошедшее не укладывалось в голове. Я оглядывала порушенную кухню, косилась на все еще бушующий у подоконника огонь и никак не могла понять, что именно вижу.

— Варя, это магия. Мне очень жаль, что ты узнала все именно так. — Бабушка запнулась, сглотнула и торопливо заговорила: — Два часа назад я почувствовала касание поискового заклинания. Думала, что сумела обмануть охотника, что у нас в запасе пара дней. Ошиблась. Прости, Варя. Нужно было сначала уехать, потом объяснять, что к чему.

Пламя начало стихать. Пожар из сверхъестественного медленно превращался в самый обыкновенный.

— Пожарные, я вызову пожарных.

— Варя. — Бабушка помахала ладонью у меня перед глазами.

А дальше случилось то, что перевернуло мою картину мира и заставило разом поверить в реальность происходящего. Мужчина каким-то чудом уцелел, поднялся с пола, и вновь сверкнула молния. Только пленка на ее пути не появилась. Молния ударила бабушке в спину. Ба передернулась и истошно закричала. Я закричала вместе с ней.

Время словно замедлилось. Я отчетливо видела, как у бабушки пошла носом кровь, как она отставила руку назад, поймала молнию на раскрытую ладонь, как ее пальцы замерцали, будто она окунула их в банку с бриллиантовой крошкой. Молния вернулась к создателю, мужчина выгнулся, но не издал ни звука, а пару мгновений спустя осыпался горсткой праха.

— Не на ту напал, — прошипела бабушка и зашлась в кашле.

— Ба! Бабуль? Ба, надо выйти из квартиры. — Огонь пылал все ярче, скоро и до нашего угла доберется. — Потерпи, приедет «скорая», пожарные.

Бабушка осела на пол и покачала головой, кулаком размазывая кровь по лицу.

— Варя, соберись и послушай. — Дышала ба тяжело, с хрипами, мне все казалось, что она давится воздухом, но голос звучал на удивление ровно и властно. — Принеси холщовый мешок с кожаными вставками, тот самый. Быстрее.

Черт, если бы я была уверена, что можно плюнуть на все мешки вместе взятые и отволочь ба на лестничную площадку… А вдруг в том мешке какая-нибудь исцеляющая настойка или защитные амулеты? Не зря же ба запрещала к нему притрагиваться. Я метнулась в прихожую, вытащила из шкафа заветный куль и вернулась с ним в горящую кухню.

— Варя, врачи меня не спасут, — продолжила ба, — но я могу помочь себе сама. Мне просто нужно снова стать нематериальной, вернуться в естественное для меня состояние.

Я сморгнула.

— Ты не умрешь?

— Нет, глупая. Клянусь, что буду в порядке. — Бабушка особо шумно вздохнула. — Но, Варюш, мне потребуется время, чтобы восстановиться. Раньше, чем через десять лет, мы не встретимся. И… я не смогу тебе ничем помочь. Прости, что плохо позаботилась… — договорить ба не успела, вспыхнула, превратившись в ослепительный сноп света. Я разглядела смазанный силуэт, в размытых чертах угадывалось родное лицо. Ба стала яркой, как солнышко, нестерпимо яркой. Я ослепла, а когда зрение прояснилось, обнаружила, что нахожусь на скале у бескрайней водной глади.

Ох, попала.

В том, что именно попала, я ни секунды не сомневалась. Я мельком огляделась, убедилась, что вокруг ни души, место кажется безопасным, и обхватила себя руками. Как же холодно, страшно и непонятно. Больше всего меня сейчас беспокоило, что случилось с ба. Она сказала, что умирать не собирается, что боги нематериальны, и в сгусток света она превратилась на моих глазах. Ба пообещала, что лет через десять мы встретимся. Обещания она всегда выполняла, значит, встреча обязательно состоится, если я до нее доживу. Что же, больше меня ничего не волнует. Я почувствовала, как сковавшее меня дикое напряжение медленно отпускает.

Что у меня в сухом остатке? Квартира сгорела. Ну, туда ей и дорога. Жалко альбом с фотографиями родителей: папа с мамой погибли в аварии, когда мне было двенадцать, и глянцевые картинки — единственное, что у меня осталось. Собственно, кроме ба, у меня никого, так что переживать за меня некому. Уже хорошо. Осталось разобраться с новой реальностью.

Нахожусь неизвестно где, магией не владею. Хорошо хоть, того урода бабушка поджарила. Я огляделась еще раз. Справа море до горизонта, кое-где белеют парусные суда. Уже интересно. Я на Земле или как? Слева скалы, и над ними возвышается не то форт, не то дворцовый комплекс: многоэтажные корпуса невероятной красоты соединялись между собой сотнями переходов, к небу тянулись башни, как крохотные декоративные, так и выглядевшие вполне рабочими, всюду колонны, арки, галереи. Видимо, идти мне придется именно туда. Представила, как заявлюсь в стоптанных тапочках, домашних штанах и растянутой футболке, и нервно захихикала.

Но сначала нужно посмотреть, что в мешке. Спасибо ба за предусмотрительность. Я вытащила непонятный сверток и два конверта, причем на одном из них была выведена цифра один.

Варя, — писала бабушка. — Я хотела дать тебе повзрослеть и рассказать правду в твой двадцатый день рождения, но, видимо, охотник нашел нас раньше. Прости, что получилось так неуклюже. Раз ты читаешь это письмо, знай, что я жива. Мы увидимся, как только я восстановлюсь. Увы, это случится лет через десять, не раньше. А теперь о деле. Варя, запомни главное: на потомков богов идет охота. Вас приносят в жертву, чтобы поднять собственный магический уровень, поэтому ни откуп, ни уговоры, не помогут. Ты должна, во-первых, тщательно скрывать свое происхождение, не только божественное, но и иномирное, во-вторых, ты должна научиться защищаться, а для этого нужно самой стать магом. Я переместила тебя к Академии магии при Храме всех богов, мир Дюнья. По местному времени как раз идут вступительные испытания, поторопись, но прежде переоденься, избавься от земных вещей. Знание языка, на котором говорят в академии, я тебе вложила. Во втором конверте документы на имя Вари Лаппа. Действуй.