Нежданная встреча
Вера Окишева


- Давай, я тебе вставлю, - криво и нагло улыбаясь, предложил бандит, а у меня и так сердце было где–то в районе пяток, так теперь точно забилось ещё глубже.

- Что?! – визгливо вскрикнула, вжимаясь в стену, и отошла на шаг от него.

Господи, ну почему я пошла одна! Почему не взяла напарницу! Да и не сказала никому куда направилась! Дёрнуло же меня рвануть по первому звонку в этот криминальный квартал Ноствелла!

- Ну, ты же благодарна мне. Я спас тебя от изнасилования. Вот и отплатишь за спасение.

Я сквозь слёзы смотрела в стальные серые глаза, в которых не видела пощады. Да, он спас, прогнав троих головорезов, но сам, оказывается, не лучше их.

- Я не хочу! Может, я вам денег заплачу, только прошу, не надо, - голос подвёл, и я хрипло шептала, делая робкие шажки, только чтобы оказаться подальше от бандита с выбритыми висками и широким невысоким ирокезом тёмных волос, со стальными гирляндами серёжек в ушах и татуировками на крепких руках.

Даже страшно представить, что он со мной сделает! Как сбежать?

- Деньги, конечно, хорошо, но знаешь, у меня от твоего запаха уже член колом встал, - сипло выдохнул бандит и одним размытым движением прижал меня к стене, от чего я вскрикнула, а его широкая грязная солёная ладонь накрыла мой рот.

- Ну чего ты трясёшься? Ты же хотела отблагодарить.

Я зажмурилась, слёзы сорвались с ресниц. Я попыталась оттолкнуть его от себя, чтобы не задохнуться от мерзкого запаха алкоголя.

- Прошу вас, не надо. Прошу, я не хочу, - бессвязно шептала, молясь господу, чтобы спас меня от этого ужаса, от боли и смерти. Ведь всем известно, что насильники обычно убивают свои жертвы.

- Эй, цыпочка, ты только в обморок не падай, - обиженно шепнул ненавистный голос. - Не хочешь – не надо, другую найду.

Тяжесть мужского тела резко пропала, и я, не поверив сначала, немного подождала, стоя с закрытыми глазами. Но услышала, что бандит уходит, и подняла веки. Мужчина шёл неровной походкой в глубь квартала, скрываясь в темноте улицы.

Я всхлипнула, медленно оседая на асфальт, поджала ноги и уткнулась лицом в колени, отпуская страх. Ну почему я такая невезучая? Второй день и такие проблемы. И с работы не уволиться.

- Эй, цыпа, будешь тут сидеть, точно оприходуют, - я вздрогнула и медленно подняла глаза на нависшего надо мной спасителя, который чуть пошатывался и с прищуром рассматривал меня, держа руки в карманах камуфляжных брюк. - Ты куда, кстати, шла? Давай провожу, всё равно ночь испорчена.

Задыхаясь от еле сдерживаемого рыдания, я не знала, что и сказать. Оглядела безлюдную улицу, которая притаилась в сумерках. Город Ноствелл спал, хотя это криминальный и бедный район. Я с трудом поднялась, с удивлением рассматривая своего спасителя. Он не ушёл, но явно уже не был настроен требовать от меня платы, а там дети меня ждут, я же тут расселась.

- Мне нужен пятнадцатый дом по улице Третьего рейда, квартира пять.

Мужчина нахмурился, огляделся, затем кивнул своим мыслям и, мотнув мне головой, повёл знакомой дорогой. Я только днём здесь была. Это моё первое задание. Дети жили без родителей, и кто-то ломился к ним в квартиру, в которую до этого они и меня не пускали. Старшая из них, девочка пятнадцати лет, работала прачкой, чтобы содержать младшего братика и боялась, что их разлучат. Марти только в начальную школу пошёл, и я не понимала, о чём думала Анна, отказываясь от соцзащиты. Да, Марти окажется в интернате, но ему там будет лучше, да и Анну я могла бы на год пристроить туда же. Но девочка заупрямилась, хорошо хоть визитку взяла, которую я подсунула под дверь. И вот она позвонила среди ночи, а я спешила им помочь.

- Дьявол, цыпа, ты можешь идти быстрее? – ворчливо отозвался спаситель, недовольно сверкая на меня сердитыми глазами.

Я поспешила за ним, но приблизиться боялась. В каждом переулке, как мне казалось, кто-то прятался, слышались шорохи, даже голоса.

Нужно было пройти три дома, и мы окажемся у пятнадцатого. Коленки от страха слабели, а поджилки тряслись, но я шла дальше, напоминая, что детям ещё страшнее. Мобильный ожил, я с трудом вытащила его из кармана жилетки. Сумочку отобрали, хорошо, что документы носила не в ней, а в карманах. Глупая привычка оказалась очень даже практичной. Денег в сумочке было мало, жальче косметики. Правда, как выбираться без денег из этого района?

- Да, - постаралась жалобно не пищать, так как звонила Анна.

***

Через пять минут мы с моим спасителем стояли в квартире Анны и Марти. Квартирка была настолько мала, что даже присесть было негде. Единственный стул в комнате, заменяющей и спальню, и гостиную, служил больше шкафом, на котором лежала аккуратной стопочкой одежда.

- Надо вызвать полицию, - заявила я, глядя на жмущегося к невысокой худенькой Анне Марти. Мне было их дико жалко. Одни в таком неблагоприятном районе. Хоть мы и спугнули тех, кто пришёл выколачивать долги родителей с детей, они обязательно вернутся. Сами родители давно своих детей бросили, и где они сейчас, те, конечно же, не знали.

- Не надо полиции, - тут же вклинился спаситель, повиснув у меня на плече, обдавая перегаром.

Я сморщилась и попыталась его оттолкнуть от себя.

- Как не надо! Это же коллекторы, они не отстанут от детей.

- Вот именно коллекторы, - кивнул мужчина, неуклюже и больно стукнул пальцем по моему носу. – К ним полиция не сунется. Цыпа, ты хотела детей в приют устроить, вот им там самое место. А то эту продадут в проститутки, пацанёнка на органы, так что полиция их не спасёт.

Я от ужаса оцепенела.

- Ч-что? - даже заикаться стала, жалобно глядя на детей, которые с мольбой и таким же животным страхом смотрели на меня.

- А то. Сегодня ночуем здесь, а завтра увози их к себе в отдел.

Кто бы мог подумать, что мой спаситель окажется столь отзывчивым к трагедии незнакомых детей.

- Тебя, цыпа, как звать? – неожиданным вопросом брюнет вырвал меня из раздумий о том, как мы все разместимся в этой коморке. Дети, кажется, были в шоке от того, что с ними произошло. Я же социальный работник и должна была успокоить их, но сама тряслась от страха как лист на ветру.

- Что? – обернулась я к мужчине, который сидел на полу, подпирая спиной входную дверь. Как её с петель не сняли, уму непостижимо, она не внушала доверия, хотя на удивление оказалась крепкой, выдержав несколько ударов коллекторов.

- Звать как? – щурясь от яркого света, повторил вопрос мужчина. - Меня Ральф.

- Простите, - замешкалась я, не зная, говорить настоящее имя или нет. Он всё же не был приятным знакомым и от него хотелось поскорее избавиться, но опять же нужно показать детям, что всё хорошо, а как меня зовут, они знают и раскусят моё враньё.

- Я мисс Наполло, отдел…

- Я про имя спрашивал, - грубо прервал меня мужчина, неприятно скалясь.

Я смутилась, косо посмотрела на притихших детей и решилась:

- Ада.

- Ада, - повторил Ральф, словно пробуя моё имя на вкус. – Красиво и мягко. Тебе подходит, цыпочка.

На этом вопросы у него закончились, да и его телефон зазвонил. Он начал общаться с кем-то, используя исключительно ненормативную лексику, и половины слов я вообще не поняла.

Мы с Анной уложили Марти, и я предложила девушке тоже поспать, а также успокоила по поводу завтрашнего дня. Всё же для этой парочки интернат станет спасением, но, увы, конечно же, страхи по поводу того, что их разлучат, я развеять не могла, так как лгать детям нельзя.

- Всего год, а потом ты, если его не усыновят, сможешь навещать его.

- А если усыновят? – тихо, не пряча отчаяния, спросила Анна, а я обняла её, тяжело вздыхая.

- Прости, но адрес приёмных родителей тебе никто не сообщит. Это их право, так как они будут нести ответственность за Марти. Ты должна их понять.

Девушка всхлипнула и, обняв брата, легла вместе с ним на матрас, который служил детям кроватью. Я тоже расстроилась, но таковы законы и правила. Вышла на кухню, которая была соединена с прихожей и села на пол. Ральф вытянул ноги, заняв собой весь коридор, и, кажется, задремал. Я поправила юбку, обняла колени и уткнулась в них лбом. Дурацкая работа, но, увы, на другую меня не взяли. Нужен был опыт, чтобы перейти в департамент образования. Мне родители пророчили блестящее будущее государственного служащего, вот только не сказали, что придётся сталкиваться с таким ужасами.

***

Утром меня разбудил этот похабник, который во всеуслышание разглагольствовал о том, что титьки у Анны выросли, а вот ума нет. Я встрепенулась и резко села. Лежала я на боку и под головой вместо подушки у меня была часть одежды детей со стула.