Загрузка...

Евгений Лотош
БЕГУЩИЕ

Пустыня расстилалась вокруг, бескрайняя и бессмысленная. Волны барханов катились за горизонт, в бессчетный раз иссушаемые склоняющимся к закату, но все равно еще жарким солнцем. Маленькая ящерка с любопытством взглянула на них, вытянувшись столбиком и тихонько посвистывая. По ее переливающейся шкурке бежали разноцветные искры. Странно, подумала Татьяна. Странно, что я еще способна замечать такие вещи. То ли второе дыхание пришло, то ли вымоталась не так сильно, как кажется. Ноги вязли в песке, тяжело налитые свинцом, вопящие о своей усталости, неотвязно требующие отдыха, отдыха, отдыха.

— Дэри, я… больше… не могу, — тяжело выдохнула она, ощущая бешено колотящееся о ребра сердце. — Я сейчас… упаду… — Ноги предательски заплелись одна за другую, но она умудрилась не свалиться пластом, а пробежать еще несколько шагов и только затем в изнеможении опуститься на землю. — Дэри!

Дэри остановился и внимательно посмотрел на нее.

— Пить хочешь? — наконец меланхолично спросил он. Его грудь поднималась и опускалась так равномерно, словно он только что встал с затененного шезлонга. — У меня еще осталось полфляги.

При мысли о воде Татьяну замутило. Она с трудом поднялась на ноги.

— Нет, спасибо, — устало покачала она головой. — Совсем не хочется. Лучше скажи, где привал сделаем?

Дэри отвернулся и стал смотреть вдаль.

— Километрах в трех есть подходящее место. — Его голос был неприятен своей бесстрастностью, но в то же время Татьяна почувствовала, как потихоньку успокаивается нервная дрожь в коленках, возникшая два часа назад, когда, случайно оглянувшись, она заметила Тень на горизонте. — Не слишком защищенное, но все же лучше, чем ничего. В пяти милях дальше есть стационарный лагерь. Для меня добраться туда до заката — не проблема, но ты еще неопытна и не сможешь выдержать темп. — Он выжидательно глянул на девушку, устало упирающуюся руками в бедра и тяжело глотающую раскаленный воздух. Татьяна мельком взглянула на него и опустила глаза. — Да, ты не доберешься. Значит, ночуем в Чертовой Лощине. Потерпи еще немного, — его голос немного потеплел, — через двадцать минут добежим, тогда и передохнешь. — Он развернулся и побежал легкой трусцой, не оглядываясь.

Сделав еще несколько тяжелых вдохов, Татьяна с трудом распрямилась и побежала вслед за ним. Каждый шаг давался с трудом. Я как Русалочка, мелькнула у нее шальная мысль. Что ни шаг — то иголки в ногах. Или песчинки в кроссовках, невелика разница. Вот только на прекрасного принца Дэри не тянет. Ну, значит, не судьба пока. Она хихикнула, представив себя с русалочьим хвостом, запнулась за песчаную складку, с трудом устояв на ногах, и выбросила из головы все мысли. Шаг, другой, третий, четвертый. Вдох. Еще шаг, еще, еще, еще. Выдох. Невидимый метроном в голове безразлично отщелкивал шаги, сухой воздух раздирал горло, и все шло как обычно. Так же, как и весь день.

Когда полчаса спустя они добрались до Чертовой Лощины, тени от барханов уже залили пустыню. Солнце висело невысоко над горизонтом, и было уже не так жарко. В редких порывах ветра появилось даже что-то похожее на прохладу. Дэри бросил рюкзак в центре каменистой утоптанной площадки и стал обходить ее по периметру, изредка наклоняясь к земле и отбрасывая в сторону камешек. За ним тянулась отчетливо видимая в сумерках светящаяся нить.

Татьяна рухнула на землю и долго лежала пластом, впитывая в себя холодок стремительно остывающей земли. Дэри закончил возводить периметр, подошел к ней, сел рядом на землю. Из рюкзака он достал металлическую, защитного цвета флягу, болтнул ее около уха, внимательно прислушавшись к бульканью внутри. С сомнением покачав головой, он протянул ее Татьяне.

— Выпей, — сказал он своим бесцветным голосом. — До утра тебе этого хватит. Я не хочу, — поспешно продолжил он, упреждая татьянино возражение. — Если надо, я могу до следующего вечера протянуть без воды. Не в первый раз.

У Татьяны не было сил спорить. Она взяла флягу, открутила колпачок и несколько раз жадно глотнула. Внезапно жажда, весь день маячащая где-то на границе сознания, навалилась на нее всей своей тяжестью. С трудом она удержалась от того, чтобы влить в себя остатки воды, жалобно плещущиеся где-то на дне. Завинтив флягу, она протянула ее Дэри.

— Возьми, — нехотя пробормотала она. — Пусть у тебя пока будет, а то боюсь, что все выхлебаю… — Она с трудом стащила с себя лямки тощенького заплечного мешка и аккуратно положила его рядом с собой. Подумав, она вытащила из него утепленный спальник, встряхнула, расправляя. Пакетик резко развернулся в огромное меховое полотнище, накрыв ее с головой. Татьяна зло забарахталась, выбираясь наружу.

Когда она, наконец, высунула голову в сгущающиеся пустынные сумерки, Дэри удивленно смотрел на нее.

— Зачем тебе теплый спальник? — В его голосе прорезалось удивление.

— Тебя не спросилась, — зло кинула Татьяна, выпутываясь из складок меха, но тут же пожалела о вспышке. — Извини, вырвалось. Я читала, в пустыне ночи холодные. — Она с яростью стала дергать полотнище в разные стороны, пытаясь уложить его поровнее.

— Я не знаю, про какие пустыни ты читала, но в этих местах ночью ниже двадцати не бывает, — пожал Дэри плечами. — На твоем месте я бы взял спальник полегче. Впрочем, делай как знаешь, земля иногда сильно остывает. — Он кошачьим движением поднялся на ноги и достал из рюкзака легкую раскладушку. Сунув в рот плитку рациона и неторопливо разжевывая ее, он неторопливо установил кровать понадежнее, улегся на нее и накрылся легкой простынью. — Ладно, давай спать. Завтра придется пробежать больше, чем сегодня.

— Почему? — вяло поинтересовалась девушка, засовывая в рот кусочки своей плитки. От вкуса сухой пищи ее подташнивало, и опять зверски хотелось пить.

— До следующего лагеря, — сонно ответил Дэри. — Там рядом нет ничего вроде этого места. Либо мы доберемся до стационара, либо останемся ночевать в пустыне.

— Ну и что? — Татьяне не хотелось спать. Все вопросы, о которых она успешно пыталась забыть, вновь подступили к горлу. — Это запрещено — ночевать в пустыне?

— Нет, — так же сонно ответил Дэри. — Не запрещено. Ночуй где хочешь. Тень может забрать тебя из любого места, но в лагерях они появляются редко, и там от них проще отбиться. Спи, рассвет через девять часов.

— Дэри, — Татьяна твердо решила, что на этот раз он не отвертится. — Скажи мне, куда мы бежим? Какова цель? — Ответом ей было лишь тихое посапывание. — Дэри, черт возьми!

Несколько секунд посапывание продолжалось. Затем раскладушка заскрипела.

— Таня, я хочу спать, — голос Дэри был все такой же бесстрастный, но в нем проскальзывали нотки раздражения. Или это только казалось? — Тебе надо поговорить?

— Надо! — твердо заявила Татьяна. — Мне надоело бегать по пустыне неизвестно с кем и неизвестно куда. Я хочу вернуться домой! Скажи, куда мы бежим?

Какое-то время Дэри молчал.

— Мы бежим к следующему лагерю, — спокойно сообщил он.

— А затем? — Татьяна тоже начала раздражаться. — Куда после того лагеря?

— К следующему лагерю, — Дэри был сама любезность.

— А затем? — Татьяна уже с трудом сдерживалась.

— Опять к следующему лагерю, — мужчина сладко зевнул. Девушка слышала, как щелкнули его зубы.

— Дэри, чтоб ты сдох! — взорвалась Татьяна. — Ты идиота из себя корчишь или меня за идиотку считаешь? Я тебя спрашиваю — какова конечная цель?

— Не знаю, — равнодушно сообщил Дэри, с удовольствием потягиваясь. — Мне этого никто не говорил.

— Как… как не говорил? — Татьяна была ошеломлена. — А зачем же мы бежим? Куда? Что вообще происходит? — Она вскочила на ноги, тут же отозвавшиеся тупой болью. — Дьявол тебя побери, ты что, издеваешься надо мной?

— Нет, — все так же равнодушно отозвался Дэри. Звук его голоса определенно начинал бесить Татьяну. — Я не издеваюсь. Но куда мы бежим — никто не знает. На самом деле.

Девушка осела на землю, на ее глазах выступили слезы.

— Я… я так не хочу… — прошептала она. — Я хочу домой… Я… — Неожиданно она заревела навзрыд.

Дэри отбросил в сторону простыню и сел на своей раскладушке. Последние лучи солнца, выбивающиеся из-за горизонта, едва освещали его синеватую кожу. На безоблачном небе начали появляться первые звезды. Он подошел к девушке и сел рядом с ней, приобняв ее за плечи.

— Извини, Таня, — на этот раз его голос был действительно сочувствующим. Татьяна уткнулась ему в грудь и молча всхлипывала. — У тебя нет дороги домой. Как и у всех нас. Все, что мы можем, — это бежать вперед и вперед, от одного лагеря к другому. На самом деле это не так уж и плохо, многим нравится. — Он погладил девушку по волосам. — Ты привыкнешь…