Кира Стрельникова
Тайны и маски

Пролог

— Прелестная сеньора, я сражён вашей красотой в самое сердце и умоляю вас принять вот это кольцо и мою безграничную преданность вам и любовь! — с чувством воскликнул мужчина довольно приятной наружности, глядя на замершую перед ним девушку горящими восторгом, тёмными, как вишни, глазами.

Дело происходило в одной из гостиных дворца Питти во Флоренции, родовом гнезде герцогов де Россо, правителей Тосканы. За окном с упоением пели птицы, ветерок доносил в приоткрытые створки благоухание цветов с террасы, и вообще, прогуляться бы сейчас по дорожкам обширного парка, послушать журчание фонтанов… На лице девушки, даже скорее молодой женщины лет двадцати пяти на вид, не отразилась ни одна из мыслей, мелькнувших в голове после тирады посетителя. Тонкие, аристократичные черты выражали удивление, идеально очерченные тёмно-каштановые брови поднялись, а в широко раскрытых глазах приглушённого серо-зелёного цвета застыло лёгкое недоумение. Сеньора осторожно поправила выбившуюся из причёски тугую спираль медно-рыжего локона и беспомощно улыбнулась.

— О, сеньор… Ваше предложение такое неожиданное, право… — пролепетала она, прерывисто вздохнув, отчего соблазнительные округлости в довольно низком квадратном вырезе, подчёркнутом плотным корсажем со шнуровкой, плавно поднялись, приковав к себе взгляд гостя. — Я столько о вас слышала, — женщина кокетливо улыбнулась, затрепетав ресницами. — Но не могла даже представить, что моя скромная персона заинтересует самого сына Святого Князя…

— Сеньора, едва я увидел ваш портрет, более ни о ком не мог думать, но он — лишь бледная копия оригинала! — пылко произнёс гость и поймал ладонь женщины, приложившись к ней губами, взгляд его горящих глаз снова был направлен на мило порозовевшее личико собеседницы. — Моё единственное желание отныне — сделать вас счастливой, сеньора, о вашей красоте говорит вся Тоскана! И я смиренно жду вашего ответа на моё предложение, чтобы я тоже мог объявить себя счастливейшим человеком в Италии!

— Ох, — отозвалась сеньора, в её глазах мелькнула растерянность, а розовый ротик приоткрылся. — Сеньор, боюсь, такие важные вопросы решает только мой брат, а вовсе не я, — она мягко высвободила руку и прижала к груди, снова вздохнув с явным сожалением. — Но я весьма польщена вашим предложением, — проворковала женщина, снова хлопнув ресницами и изогнув губы в улыбке.

Всего лишь на мгновение на симпатичном лице гостя мелькнула досада, потом визитёр выпрямился — он стоял на одном колене, протягивая открытый футляр с тяжёлым родовым перстнем, украшенным тёмно-красным, как сгусток запёкшейся крови, рубином, — и невозмутимо кивнул.

— Как скажете, прелестная сеньора. Тогда пройдёмте к вашему брату, конечно, — он предложил ей руку.

Тонкая изящная кисть с длинными пальцами легла на локоть мужчины, прикрытый белоснежным батистом рубашки, и они неторопливо двинулись из комнаты. С лица сеньоры не сходило задумчивое и одновременно удивлённое выражение. Кабинет Джуллиано де Россо находился здесь же, на втором этаже, и Контессина знала, что в это время брат именно там, занимается делами после завтрака.

Пара остановилась перед тяжёлой деревянной дверью, украшенной резьбой и позолотой, и девушка постучала прежде, чем войти. Услышав дозволение, она посмотрела на спутника, и он распахнул перед ней дверь, пропуская вперёд. Контессина вошла, немного растерянно улыбаясь, встретилась взглядом с сидевшим за широким, массивным столом мужчиной. Неуловимо похожий на неё, с тёмно-каштановыми волосами, собранными в аккуратный хвост, тяжёлым, волевым подбородком и пронзительными зелёными глазами, Джулиано поднялся навстречу гостям.

— Сеньор брат мой, — заговорила Контессина и подошла к креслу для посетителей. — К вам сеньор Кастелли, он хочет поговорить…

— О предложении вашей прелестной сестре, — перебил гость, выпустив руку девушки и приблизившись к хозяину дворца. — Вот мой родовой перстень, — он положил на стол коробочку с кольцом.

Джулиано с непроницаемым лицом посмотрел на драгоценность, потом — на мужчину.

— Это большая честь для нас, — довольно сухо произнёс он, не торопясь прикасаться к футляру. — Но, боюсь, слишком высокая. Моя сестра вряд ли достойна её, и я уверен, в Риме вы найдёте себе невесту, больше подходящую вам по статусу и положению, — закончил Джулиано, аккуратно подвинув футляр с перстнем обратно к Чезаре Кастелли — так звали мужчину.

В кабинете повисла напряжённая тишина. Контессина сидела на кресле, сложив руки на колени и скромно опустив взгляд, не вмешиваясь в разговор мужчин, как и полагается воспитанной сеньоре. Улыбка застыла на губах Чезаре, в чёрных глазах мелькнуло раздражение.

— Сеньор де Россо, поверьте, ваша сестра вполне подходит… — заговорил тем не менее вежливо гость, но не договорил.

— Сеньор Кастелли, моё решение окончательное, — твёрдо заявил Джулиано, не отводя взгляда. — К сожалению, я не могу ответить согласием на ваше предложение.

И снова повисла тишина, нарушаемая только умиротворённым чириканьем птиц, доносившимся из приоткрытого окна. Чезаре, не переставая улыбаться, забрал футляр, спрятал его в карман.

— Что ж, сеньор де Россо, — наконец отозвался он. — Не теряю надежды, что вы всё-таки передумаете, — потом развернулся к девушке, склонился над её рукой. — Сеньора, безмерно счастлив был увидеть вас. Надеюсь, эта наша встреча не последняя, — он выразительно глянул на неё.

Коснувшись губами ладони Контессины, Чезаре быстрым шагом вышел из кабинета, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Глава 1

Брат и сестра несколько минут молчали, потом сеньора де Россо выпрямилась, откинулась на спинку кресла и внимательно посмотрела на Джулиано. Легкомысленное выражение исчезло с её лица, как и растерянная улыбка, Контессина задумчиво прищурилась.

— Он не отступится, — негромко произнесла она, проведя пальцами по губам и положив ногу на ногу.

Герцог де Россо опустился обратно в кресло и переплёл пальцы, тихо хмыкнув.

— Тесси, неужели ты думаешь, я такой дурак, что не понимаю этого? Но отдавать тебя этому мерзавцу в жёны и позволять людям Святого Князя хозяйничать в Тоскане тоже не собираюсь, — он пожал плечами. — Уверен, ты сама прекрасно справишься с выбором жениха, если тебе захочется второй раз выйти замуж, — Джулиано улыбнулся уголком губ, его лицо смягчилось, а в глазах появилось тепло, когда он посмотрел на сестру.

Контессина беспечно махнула рукой и тоже улыбнулась, немного расслабившись.

— О, знаешь ли, пока мне нравится оставаться вдовой, — в её взгляде мелькнул лукавый огонёк. — Больше простора для манёвра, и такая сладкая свобода, — Тесс мечтательно вздохнула. — Хорошо, похищение мне не грозит, — с тихим смехом добавила девушка, явно не слишком беспокоясь по поводу отказа Чезаре Кастелли. — То, что для незамужней девушки — страшный позор, для вдовы всего лишь весёлое и пикантное приключение.

— Так что всё-таки с ними делать будем, Тесси? — вернулся к прежней теме Джулиано и посерьёзнел. — Кастелли не отступятся, пока не заполучат Тоскану, Святой Князь со своим семейством прибрал к рукам уже, считай, весь центр страны, — он поморщился.

— Нам нужно что-то, с помощью чего можно держать их подальше от Тосканы, — протянула Контессина, покачав ножкой, с которой свисала домашняя туфелька.

— Есть идеи? — Джулиано покосился на сестру.

Она успешно разыгрывала в обществе недалёкую, немного легкомысленную вдову, любящую развлечения и приёмы, и никто не знал, что на самом деле Контессина де Россо, после смерти мужа вернувшаяся обратно в свою семью и взявшая своё родовое имя — его помощница в делах и верный друг последние восемь лет. Лучшего советника и не придумать.

— М-м, ходят слухи, сеньора Лукреция имеет весьма необычных любовников, — небрежно обронила Контессина, изучая лепнину на потолке. — Несмотря на то, что замужем за герцогом Умбрии.

— Ну, всем известно, что этот брак — всего лишь политический союз, и мужа сеньоры Лукреции женщины вообще не интересуют, — Джулиано с любопытством покосился на сестру. — Как и то, кого она приглашает в свою постель.

— Даже если это её братья? — Тесс изогнула бровь, её глаза поменяли цвет и стали тёмно-зелёными, как мох в лесу, и в них появился хищный блеск.

Джулиано крякнул, его лицо приняло озадаченное выражение.

— Ну, про эту семейку всякое болтают, Святой Князь даже не скрывает, что его любовница — мало того, что замужняя женщина, так ещё и дриада, — осторожно ответил он, не торопясь отмахиваться от слов сестры. Он знал, она просто так никогда ничего не говорит. — И всем понятно, что Родриго Кастелли признал детей только потому, что они все родились с довольно сильным даром. Так что, это слухи, Тесс, или в самом деле Лукреция, Джованни и Чезаре… — Джулиано запнулся, а Контессина воспользовалась паузой в его словах.