Дженика Сноу
Девственница для двух братьев

Над книгой работали:

Перевод: Алиса Обычная

Редактура: Мария Гридина, Лиза Емельянова

Вычитка: Мария Гридина

Русификация обложки: Мария Гридина

Переведено для группы: https://vk.com/menage_books


ПРЕДИСЛОВИЕ

2135-ый год, молодые девушки участвуют в аукционах девственниц, которые теперь проводятся в каждом городе, именно там состоятельные мужчины могут приобрести себе молодую невесту за непомерно высокую цену. Девушек обучают быть покорными и послушными жёнами, которые смогут угодить своим будущим мужьям. Однажды проданные, они отдаются на милость своим новым хозяевам.


ГЛАВА 1

Свет вспыхнул особенно ярко, когда ведущий велел Маккенне Грей поднять голову и посмотреть в сторону толпы. Она не смогла ничего разглядеть, кроме ослепляющего прожектора, который еще мгновение назад освещал лишь ее тело, спрятанное под палантином, демонстрируя его людям, стоящим перед сценой. Руки сзади приподняли ее грудь вверх и ущипнули нежные соски, явно показывая любому желающему приобрести девушку, за что именно он собирался заплатить свои деньги. После этой унизительной демонстрации, будучи выставленной, подобно куску мяса на рынке, Маккенне велели лечь на гладкий деревянный стол и раздвинуть ноги. Она ненавидела это – ненавидела, осознавая, что каждый расположившийся чуть в стороне мужчина рассматривал ее, видел самую интимную часть ее тела.

Маккенна не была похожа на других девушек. Ее не обучали и не готовили к тому, чего следовало ожидать на торгах. Участие в аукционах девственниц чаще всего было привилегией аристократических семей, но это не означало, что женщина из обычной состоятельной семьи не могла предложить себя. Они не имели всех преимуществ, которыми обладали представительницы богатых семей, но могли наряду с другими девушками, взойти на сцену и предложить себя. Но разве от этого становилось легче?

В двадцать лет Маккенна достигла идеального возраста для участия в аукционе. Но поскольку у нее не было денег, как у остальных участниц, то она не смогла нанять для себя помощницу, которая помогла бы ей подготовиться к сегодняшнему дню. Маккенна самостоятельно уложила волосы, сделала восковую эпиляцию и умастила тело маслом. На протяжении всего времени, отведенного на приготовления, она была одна, но оно того стоило, учитывая причину, по которой Маккенна решилась на подобное.

Она считала эти аукционы чем-то варварским и отвратительным, но разве у нее был выбор? Ее мать была больна, а отец израсходовал почти все деньги семьи, пытаясь хоть как-то улучшить состояние жены. Именно поэтому Маккенна решилась заработать самостоятельно, чтобы хоть немного облегчить жизнь своих родных. Они всегда были рядом с ней, направляя и подсказывая, какие решения были бы правильными, и теперь настала ее очередь помочь им. Семейство Грей еще нельзя было назвать нищими, но у Маккенны были две сестры и брат, и когда бизнес отца погорел из-за семейных проблем, напряженность в их доме увеличилась в десятки раз. Девушка не могла стать разочарованием для своих родных или причиной, по которой ее мать больше никогда не получила бы ухода, которого заслуживала. Это был ее шанс помочь родителям вместо того, чтобы оставаться обузой, которой она знала, девушка была на протяжении нескольких лет.


***

Маккенна вышла из лимузина и последовала за водителем по каменным ступенькам к своему новому дому. Она не была удивлена, что ее купили, потому что каждая девственная невеста находила нового хозяина, даже не успев сойти со сцены. Но ее удивило то, что будущий муж даже не присутствовал на торгах. Вместо этого он послал своего дворецкого или водителя, или какого-то другого слугу, кем бы, черт возьми, не являлся тот парень, что привез ее сюда.

Входная дверь открылась, и Маккенну завели в огромный дом. Он был намного больше любого, что она когда-либо видела. Если до этого девушка не была до конца уверена, что ее муж был одним из самых богатых людей в городе, то теперь это стало предельно ясно. Эти мысли оставляли противный привкус во рту, а в животе завязался тугой узел от беспокойства. Новоявленный супруг, скорее всего, был довольно преклонного возраста, очень преклонного, чтобы быть настолько состоятельным. Большинство богатых людей, которые покупали жен, были в три раза старше их. Будет ли он жесток с Маккенной? Какой по счету женой она стала? Маккенна понимала, что никогда не узнает ответов на свои вопросы – ну, а насчет последнего, гарем и вправду мог оказаться реальным. Хорошая жена никогда не задавала вопросов и никогда не заговаривала без разрешения. В их время часто встречалось, что мужчина имел нескольких жен, словно ему нужно было больше, чем одна, чтобы держать постель теплой.

Маккенна понимала, что вскоре она узнает, каким был ее супруг: милым или грубым, нежным или жестоким. Одной мысли об их первой близости было достаточно, чтобы вызвать у нее головокружение от беспокойства. Бесполезно было и дальше вести эту внутреннюю дискуссию, скорее всего, это только заставит Маккенну еще сильнее сходить с ума.

Входная дверь захлопнулась позади нее, эхо от хлопка отскочило от стен и высокого потолка.

– Я покажу вам гостиную, в которой вас вскоре навестят, – водитель привел ее в огромную комнату с разведенным камином, в помещении царила атмосфера другой эпохи. Шторы были из какой-то мягкой ткани, приглушенно-желтого оттенка, который, казалось, светился в отблесках огня. Кресла и диваны были нежного кремового цвета, с вышитыми на них узорами. Здесь было красиво и уютно, но Маккенна не собиралась позволить внешнему лоску ослепить ее, быть может, сейчас она просто вошла в логово монстра. Пройдя вглубь комнаты, она позволила пальцам скользить по материалу одного из диванов. Никогда она еще не находилась среди таких дорогих и изысканных вещей. Кем был человек, купивший ее, но лично не присутствовавший на аукционе... ведь, насколько она могла предполагать, он никогда не видел ее лично?

Хотя было не редкостью для мужчин, отправлять своих слуг на торги, обычно это означало, что они были слишком слабыми, больными, старыми или и тем, и другим, и третьим одновременно, и поэтому не могли совершить поездку, на которую потребовалось бы потратить слишком много энергии. Ведь сам «товар», участвующий на аукционе, не оставался для них неизвестным. За несколько недель до проведения мероприятия участникам предоставляли данные на девушек. Ни один секрет не оставался для будущих мужей сокрытым, любая информация открывалась, лишь бы порадовать потенциальных покупателей. Возможно, Маккенна не знала своего супруга, но у нее не оставалось сомнений, что он был в курсе каждой интимной детали о ней. Пускай и не было ничего необычного в том, что девушка с торгов не видела мужа до ночи, когда она теряла свою девственность, но Маккенне все еще казалось странным, что кто-то заплатил такую высокую цену за невесту, которую ни разу не видел.

Она размышляла, о чем думал ее супруг, когда рассматривал ее файл? Фотографии, такие же, как и у каждой участницы, но среди них не было ни одной, где девушки позировали бы обнаженными, поэтому мужчина не мог увидеть что-либо непристойное, от этого становилось еще более любопытно, потому что у будущей невесты мог оказаться какой-то изъян. Даже родимые пятна кто-то мог воспринять, как «уродство».

Маккенна покрылась гусиной кожей, несмотря на тепло, исходящее от камина. Она боялась, что теперь станет с ее жизнью. Девушка вздрогнула и обхватила себя за талию. Единственной ее одеждой был тонкий палантин, в который облачались все девственницы, прежде чем выйти на сцену. У Маккенны не было личных вещей, ничего, что она могла бы принести с собой, ни единого напоминания о доме. Она была здесь совсем одна. Девушка молилась, чтобы сумма, заплаченная за нее, оказалась достаточной, чтобы помочь ее семье. Сможет ли она снова увидеть родных? Не было никакой гарантии, что муж позволит ей выйти из дома, а тем более разрешит посещать родных, живущих за пределами города. Поправится ли когда-нибудь ее мать? Узнает ли об этом Маккенна? Мысль о том, что она никогда не увидит близких, была тяжелой, слишком тяжелой, но ей приходилось держаться. Маккенна не встречала своего мужа, поэтому понятия не имела, каким он был. Весь ее страх мог быть и напрасным.

Девушка приблизилась к огню и опустилась на колени. Пламя облизывало поленья, и его чувственный танец дарил еще больше тепла и света. Звук открывающейся двери заставил пульс Маккенны подскочить. Вот оно: момент, когда она встретит мужчину, с которым проведет остаток своей жизни. Может быть, она смогла бы полюбить его, как и многие другие девственницы, участвующие на предыдущих аукционах?