Настя Любимка
ВЛАСТЬ ЛЮБВИ

Посвящается Великому Человеку,

Наставнику по жизни,

Мосунову Давиду Ивановичу.


Навеки в сердце и мыслях.

Виват, король, виват!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Мне несказанно горько начинать новый учебный год с прискорбных известий, — голос ректора разносился по всему залу, хоть и говорил он тихо. — Четвертое Королевство пало под натиском последователей культа Утратившего Имя.

Лорд Альгар замолчал и окинул взглядом студентов, собравшихся в огромном зале. Мы стояли, замерев, и жадно внимали каждому слову. На улице бушевала стихия. Уже вторую неделю на территории академии льет дождь.

— Ради спасения мирных жителей Первое Королевство ввело свои войска на земли союзного государства. В ходе операции заговорщиков и виновных в смерти многих людей удалось изгнать из королевства, однако…

В воздухе над головой ректора вспыхнул прямоугольник, а затем на нем стали проявляться лица.

— Ариар Ранис, Страж Воздуха, погиб в бою.

— Рамир Солерей, Страж Воды, погиб, спасая сирот из приюта при столичном храме Богини Сияющей.

— Далириан Ратуг, Страж Земли, погиб в бою.

— Ванесса Лайет, магис, выпускница, погибла, защищая магических существ из королевского зверинца.

— Жерар Вайн, Страж Воздуха, погиб при взятии дворца.

По моим щекам давно текли слезы. Я отдалилась от своих однокурсников и прислонилась спиной к холодной стене. Сквозь пелену, застившую глаза, смотрела на улыбчивые лица ребят, которые больше никогда не смогут обнять родных. Изображения тех, кого назвали, поднимались вверх, а на первый план выходили новые лица.

— Тайар Лит, магис, третьекурсник, погиб в бою.

— Даяна Лоре, артефактор, третьекурсница, погибла в бою, добровольно став донором для выстраивания портала из города Тайрон в Первое Королевство, — голос ректора дрогнул. — Запомните эту девушку. Своим героическим поступком она спасла сотни жизней юных магов, которых готовились принести в жертву. Столичная Начальная Школа Магии Четвертого Королевства отныне будет носить ее имя.

Кто-то из девушек вскрикнул. Я же зажала рот рукой, чтобы мои рыдания не выбрались наружу.

— Мы будем вас помнить! — хор голосов студентов факультета артефакторов подхватили все собравшиеся. — Мы будем вас помнить!

Но вот воздух заискрился, и перед нами появилось новое изображение. Меня затрясло, и я сползла по стене, беззвучные рыдания переросли в крик. Я так надеялась, что он жив. Даже когда не нашла его в академии. Моя вера в то, что он у лучших целителей в столице, исчезла.

А его слова до сих пор звенят у меня в ушах: «Хейли, береги Тора! Не дай ему опустить руки и сама никогда не сдавайся!»

С неимоверным усилием поднялась на ноги, мутными от слез глазами нашла старосту своего курса. Быстро подошла и прижала к себе не сдерживающего рыдания паренька.

Ректорский голос резал без ножа:

— Алекс Сталлаг, лучший студент и староста Факультета Стражей, Страж Огня. Его героический поступок…

Я и Тор дрожали от выплескиваемых наружу рыданий. Гробовая тишина вокруг, и мы двое, чье горе разделял каждый из присутствующих. Я сжимала его в объятиях, и как-то незаметно мы опустились на пол. Так и сидели, обнявшись, под прицелом тысячи глаз. В этот момент мне было все равно, какие могут пойти слухи. Меня не волновало, что он, как и я, — аристократ. Не волновало то, что оба мы Стражи.

Чертова традиция сдерживать свои эмоции и на людях быть безупречными могла катиться в пасть демонам.

Я не хотела, чтобы Тор закрывался в своей боли. Я желала, чтобы он выплеснул ее. Позже я расскажу ему все. Не знаю, о чем думала королевская семья и отец Тора и Алекса, но держать в неведении младшего и уже единственного сына они не имели права. Пусть последует наказание, но Тор должен знать, почему погиб его брат, за что боролся Алекс.

И даже если Тор возненавидит меня, я приму это. Мне было известно, как Тор любит Алекса, как он равнялся на него, пусть и говорил, что отец хотел бы, чтобы они во всем были лучшими. Толика правды была в этом. Однако сам Тор восхищался умом и силой своего брата.

Я не заметила, как погас свет в зале. Не заметила, как вокруг нас выстроились ребята с Факультета Стражей, ограждая собой от любопытных глаз.

— Хейли, — ректор осторожно коснулся моего плеча, — позволь увести Тора, его ждут отец и мать.

Я не понимала, зачем они сделали вот так? На всеобщее обозрение? Почему не дали ему разделить горе со своей семьей? Он не должен был узнать все вот так! Это неправильно и отвратительно!

Мягко попыталась отстраниться от паренька. Но Тор вцепился в меня, будто я была той соломинкой, что могла помочь ему вынырнуть. Была.

— Пойдем, Тор, там твоя мама, — прошептала, понимая, что мой друг просто не соображает ни где он, ни что делает.

Кусая губы и глотая слезы, я повела друга к его родителям.

Путь к общежитию показался мне неимоверно длинным. За то время, пока мы шли, нам никто не встретился. Я придерживала Тора за плечи и, как могла, старалась не всхлипывать громко. Груз вины давил на меня. Это я виновата в том, что Алекс не вернулся живым из тех трижды проклятых стен.

— Студентка Сизери, дальше мы справимся сами, — мужской голос ввел меня в ступор.

Я не слышала его прежде. Холодный, властный. Таким тоном можно было стены рушить. Запнулась и едва не упала в ноги незнакомому мужчине. Как ни странно, но удержал меня именно Тор.

— Отец, разве это правда? — выдохнул он, не отпуская мою руку. — Алекс не мог… не мог!

Отчаяние в голосе друга насквозь прошило меня. Хотелось сделать хоть что-то, утешить хоть как-нибудь. Но я могла только молчать.

— Довольно! Обо всем поговорим дома, — оборвал стенания Тора лорд Сталлаг. — Завтра ты вернешься в академию, а сегодня…

— Возьмите меня с собой, — прежде чем поняла, кому и что говорю, да еще прерываю, прошептала я. — Пожалуйста, я сама все расскажу… Тор имеет право знать правду.

— Это не вам решать, леди Сизери, — холодно оборвал меня отец Тора и приказал сыну: — Отпусти ее, и пойдем.

— Хейли, ты знала? — Больнее было то, что друг отпрянул от меня, а не его удивление.

— Я надеялась, что он выживет. Я не знала, что он… — голос сорвался, а по щекам с новой силой полились слезы, быстро утерев их, выдавила: — погиб.

Все это именно так, я не лгала и не лукавила. И в тот же день, как оказалась — в столице, первым делом спросила именно об Алексе. Правда, мне так и не ответили. И лишь в академии Асгар сообщил, что выпускник находится во дворце. Выходит, лорд Ортон, дворцовый целитель не справился и не помог парню. Подавив новый поток рыданий, посмотрела прямо на отца Тора:

— Что бы вы ему ни сказали, я не стану ничего скрывать.

— Для вас клятва королевской семье пустой звук? — выгнув брови дугой, вопросил мужчина, а друг, уже было сделавший шаг к отцу, остановился.

— Нет, — я покачала головой, — клятвы нельзя нарушать, наказание последует незамедлительно.

— Тогда вы должны понимать, леди Сизери, что в ваших интересах придерживаться официальной версии, — снисходительно заявил лорд Сталлаг и холодно добавил: — И не открывать рта тогда, когда вас об этом не просят.

Я смотрела на него и не могла понять причину его недовольства. Советник короля, глава рода, отец и муж, как он может быть таким бесчувственным к горю своей семьи? Он даже не допускает мысли, чтобы раскрыть тайну гибели старшего сына и ее причину.

— Все, конечно, так, — поспешно шагнула к Тору и коснулась его локтя, — но я не давала клятв.

Лорд Сталлаг ничего ответить не успел. Перед нами материализовался Асгар.

— Леди Хейли, вас ожидают в аудитории.

Резко выдохнула, но с места не сдвинулась. Ждала решения мужчин рода Сталлаг.

— Тор, идем, мама ждет тебя.

— Хейли, — Тор стремительно обнял меня, — спасибо, я вернусь, и мы поговорим.

Возможно, оно и к лучшему, что меня предпочли не брать с собой. Учитывая каменного лорда Сталлага, его жена, леди Алисия, сможет утешиться в объятиях сына. Я была бы там лишней.

Но мне бы хотелось проводить Алекса в последний путь. Родовой ритуал принятия души происходит в храме, и туда допускаются самые близкие люди погибшего. После церемонии тело сжигается, а его прах хранится в родовом склепе поместья. И, наверное, именно на эту церемонию отец и забирает сына.

Что ж, лучше я запомню Алекса живым. Улыбчивым и серьезным. Отважным, храбрым и вечно молодым.

— Хейли, — Асгар тряс меня за плечо, — тебе пора бежать, декан начинает зачитывать перечень предметов и распределяет группы.

Моргнула. Тор и его отец испарились, словно только что не стояли рядом со мной. Я же рассеянно смотрела на двери общежития.