Шторм Андрей
Marine SysOpka

NOTE: Все события являются вымышленными, любое совпадение имен, фамилий, биографий, реальных (!) фактов с обитателями локалки 2:5065 — случайное, ибо все знают, что на СисОпках обычно пьют чай…:-)

ЦИТАТА: "Я вовсе не собирался глумиться над чувствами верующих!"

На очередной СисОпке народ здорово нагрузился — кое-кто совсем не "вязал лыка". — А не кажется Вам, дорогие мои братья по разуму, что надо прекращать эти банальные пьянки, за которыми совсем не видно реального дела? — Света Лихова наморщила носик и с отвращением откинула вилкой кусок жирной копченой рыбы в сторону мирно спящего Антоши Богданова. Антоша открыл один глаз, внимательно посмотрел на рыбу, затем на Свету, потом опять на рыбу, сказал: — Хороша закуска, — и уснул опять. — В общем и целом ты права, надо прекращать это безобразие, — Дмитрий Богданов задумчиво окинул взглядом помещение "Пышки" (кабачка в стиле Исаевского "Три поросенка") и обратился к сидевшему рядом, ловко работающему вилкой Сереже Власову: — Как ты думаешь? — Ик… Ик… Ага… Угу… Вы пгавы, и еда здеся не вкусная. Выбраться бы на природу… Шашлыки! Жареная курочка, соус из грибов, молодое вино… — … девочки… — Власова перебил Шура Хлюстов. — … ты чо, людоед? — Власов удивленно посмотрел на Александра Хлюстова: — Не гармонируют ведь девочки с жаренной курицей! — А-а-а, тебе только бы жрать! — А тебе только бы тра… — Хватит!!! — Света взяла инициативу в свои руки: — Надо бы действительно менять содержательную часть подобных сборищ! А то нажираетесь как свиньи в берлоге и матом ругаетесь! Ну, впрямь дети! Давайте думать, если на природе, значит на природе, только вот где? — Давайте на Красной Поляне, — Макс Мах обрадовался, что может что-нибудь предложить: — тама горы, канатная дорога и лыжники. — И лыжницы… — Хлюстов, какие лыжницы? Лыжницы — фуфлыжницы… Ты в корень зри, как Козьма Прутков говорил, ибо мы не на б… танцы собираемся. — Дмитрий Богданов укоризненно посмотрел на Александра. — Да и холодно там, и… — наколов на вилку половинку цыпленка, Власов задумался. — … и куры не водятся жаренные? — Лихова прыснула от смеха. — Так куда двинем, товарищи? — Макс Мах привстал за столом, чтобы быть со всеми наравне. — Ясно, что не в горы, умный в горы не пойдет, — сказал Дмитрий как всегда задумчиво. — Макс, а тебя мамка пустит? — Власов с сомнением посмотрел на приятеля. — Да меня куда хошь и прям щас! Да я… да я… — … головка от торпеды, — вставил глубокомысленно Дмитрий Богданов.

* * *

— Алло! Ну так где собираемся? — Да в пятницу подгребай к яхт-клубу, на яхту "ФЕНИКС", там дядька Илларионов всех встречать будет — будет небольшой морской круиз…

* * *

Морская СисОпка особенно от сухопутной не отличалась: разве что бокалы с пивом хаотично перемещались по столу — яхту здорово покачивало. Погода портилась, свинцовые тучи заволокли небо, в снастях жутко завыл ветер, в иллюминаторы заморосил мелкий холодный дождь. — Ребята, что-то надо делать, погода резко ухудшилась, — Андрей Илларионов озабоченно склонился над откидным штурманским столиком. — Я знаю, что надо делать! Будем пить! Держи! — Антон Богданов поставил перед носом Илларионова огромный бокал прямо на морскую карту. — И еще будем есть, — добавил Сережа Власов, и жуя, обратился к Маху: — Эй, юнга, подай мне копченной колбасы. — И еще… — Хлюстов посмотрел на Свету. — Даже не думай, я запросто сделаю из тебя отбивную, — Светка показала маленький кулачок с большими мозолями на костяшках. — А я вовсе и не об этом, может я покурить хочу — Я тоже не об этом, но еще раз заикнешься, и курение будет единственой Kрадостью в твоей оставшемся жизни. — Гы-гы-гы, ты че ему рот зашьешь? — Власов, жуя, стал ржать. — У каждого свой набор удовольствий, — задумчиво произнес Дмитрий Богданов. - Вон Макс скурил в первом классе букварь и радуется до сих пор. Тебе, Сергей, нравится кушать, а Хлюстову — размножаться, и хорошо что не делением, иначе бы не знали куда от них прятаться. — А я — поклонница романтических отношений… — Я тоже, люблю поздний ужин при свечах, представьте — огромный стол с блюдами, винами, холодными закусками, горячими яствами, маленькая свеча посредине стола…и я один! Тушу свечу и ем, ем, ем… — … а под одеялом не пробовал? — Александр Овчаренко отложил в сторону книгу "Занимательная Экономика в картинках — раскрась сам". — Так что же будем делать? Погребем домой? — Илларионов выпил бокал пива, смахнул с карты пивные капли и потянулся к бортовому компьютеру управления парусами. — Нет, так не годится — возмутился Овчаренко, — яхту мы арендовали на три дня, пива у нас около 300 литров, и что — сдаваться? Я — как практикующий экономист, заявляю: это э-ко-но-ми-чес-ки нецелесообразно! — А пузыри пустить не боишься? — сказал Илларионов и потянулся за спасательным жилетом. Тут на яхту налетел первый шквал, поднялся ураган…

* * *

Изрядно потрепанная и потерявшая все паруса яхта мощным течением была выброшена на берег небольшой лагуны. Спустя какое-то время из яхты на берег вылезли измученные, но не унывающие путешественники. Смеркалось, за пределами лагуны бушевал шторм, небольшой участок суши был защищен от ветра нависающими скалами. Прямо в скалы вдавался старинный замок, перед ним фантастической картиной вырисовывалось небольшое озеро с яблоневым садом на берегу. В одном из окон замка горел свет. — Надо бы пойти разведать, может те, кто зажег свет, пустят нас переночевать? — Дмитрий Богданов оглядел присутствующих: — Ну, кто пойдет? Или все вместе? — Чувствую я, что-то там не чисто, — Светлана глубоко вздохнула. — Это экономически нецелесообразно идти всем вместе, правда Андрей? Овчаренко посмотрел на Илларионова. — Ну, тогда пойду я! Мистер Хлюстов, предлагаю Вам присоединиться, возможно там есть водка и барышни. — Антон бравой походкой направился к замку. — Эй, Антон, подожди! Посоветовались и я решил — идем все вместе, у яхты остается Мах. — Илларионов передернул затвор ракетницы. — Тока вы не долго, ладно? — Макс Мах затравленно смотрел на уходящих.

* * *

Внутри замок оказался довольно приличным для жилья, но то, что здесь давно не было людей, хорошо ощущалось: толстый слой пыли лежал на огромном дубовом столе посередине главной залы, на лепных украшениях висели летучие мыши. Под ногами хрустел песок, занесенный через раскрытые двери. Только портреты каких-то мрачных персон с очень живыми глазами были не были покрыты пылью и паутиной, и выглядели так, как будто их только что отреставрировали. В главной зале горел свет — его давали около десятка факелов, горевших ровным кровавым светом.

ЧАСТЬ 2.

— Интересно, кто же зажег свет? — Александр Овчаренко удивлено осмотрелся. — Да сам по себе зажегся, видал Катерпиллера? Тот ваще статуи тырил и огни зажигал где хотел, — Антон Богданов с чувством знающего человека смахнул пыль с края стола и поставил канистру с пивом. — Не Катерпиллер, а Коперфилд, — Дмитрий счел своим долгом поправить однофамильца. — Копер — Поппер. Один хрен, тока чудес не бывает! Давайте отметим новоселье пивом и таранкой. — Надо бы чего-нибудь посущественнее таранки — например приготовить суп, Светлана по-хозяйски стала осматривать камин. — И побольше, побольше супа! Да с мясом! Попутешествуешь с Вами — научишься есть всякую гадость! — Сергей Власов приподнял огромный котел, стоявший у камина, — достойная тара для супа. — Все бы тебе жрать! — Хлюстов поморщился. — Мое хобби всегда со мной, а ты мучайся или вступай в ряды Святого Анания. К тому же голландский путешественник Ваан Майер, обошедший на яхте вокруг света, похудел на 60 кг, если бы на его месте был ты, то ты бы просто исчез из-за малого стартового веса… — Да задолбали Вы все! Курить я хочу — все сигареты промокли, — обиделся Саша Хлюстов. — Даю команду "Не ссориться!" — Илларионов напомнил, кто здесь главный, Хлюстов и Антоша Богданов берут котел и дуют к озеру — за пресной водой, и поаккуратнее — озеро очень глубокое, дна не видно. Сергей со Светой будут готовить ужин, а я с МаксиДмитрием наломаю стульев на дрова. — А мне что делать? — Овчаренко был явно озадачен. — А Вы, Александр, как экономист, сгоняйте на берег лагуны и приведите суда нашего юного друга — Макса Маха.

* * *

Пробило полночь, глаза джентльмена на огромном портрете Центральной Залы замка налились кровью, губы приоткрылись, обнажая восьмидюймовые клыки. Во всех уголках острова зашуршала, зашевелилась нечисть, песок у озера закипел, завибрировал — более не утаивая под своей поверхностью жутких нетопырей. Вода в озере забурлила — из глубин стало появляться нечто… Жуткий вой разнесся над притихшим яблоневым садом. На деревьях в мгновение ока распустились огромные, источающие дьявольский аромат, мерцающие холодным серебряным светом цветы, и почти тут же завяли — на их месте образовалась завязь — и через минуту стали наливаться огромные яблоки.