"Но здесь должне я Вашему Сиятельству зделать исповедь частных моих

приключений. Прекрасная Консепция умножала день ото дня ко мне вежливости,

разные интересные в положении моем услуги и искренность, начали неприменно

заполнять пустоту в моем сердце, мы ежечастно зближались в объяснениях,

которые кончились тем, что она дала мне руку свою..."

Письмо Н. Резанова Н. Румянцеву,

17 июня 1806 года.


"Теперь надеюсь, что "Авось" наш в мае на воду спущен будет..."

от Резанова же

15 февраля 1806 года, секретно


Вступление:


"Авось" назывется наша шхуна.
Луна на волне, как сухой овес.
Трави, Муза, пускай худо,
Но нашу веру зовут "Авось"!
"Авось" разгуляется, "Авось" вывезет,
Гармонизируется Хавос.
На суше- барщина и фонвизины,
А у нас - весенний девиз "Авось"!
Когда бессильна "Аве Мария",
Сквозь нас выдыхивает до звезд
Атеистическая Россия
Сверхъестественное "авось!"
Нас мало, нас адски мало,
И самое страшное, что мы врозь,
Но из всех притонов, из всех кошмаров
Мы возвращаемся на "Авось".
У нас ноль шансов против тыщи
Крыш-ка!
Но наш ноль - просто красотища,
Ведь мы выживали при "минус сорока".
Довольно паузы. Будет шоу.
"Авось" отплытье провозгласил.
Пусть пусто у паруса за душою,
Но пусто в сто лошадиных сил!
Когда же, наконец, откинем копыта
И превратимся в звезду, в навоз -
Про нас напишет стишки пиита
С фамилией, начинающейся на "Авось".

I. Пролог.


В Сан-Франциско "Авось" пиратствует -
ЧП!
Доченька губернаторская
Спит у русского на плече.
И за то, что дыханьем слабым
Тельный крест его запотел,
Католичество и Православье,
Вздев крыла, стоят у портьер.
Расшатываются устои.
Ей шестнадцать с позавчера,
С дня рождения удрала!
На посту Давыдов с Хвастовым
Пьют и крестятся до утра.

II.

Хвастов: А что ты думаешь, Довыдов...

Довыдов: О происхожденьи видов?

Хвастов: Да нет...

III. (Молитва Кончи Аргуэльо - Богоматери)


Плачет с Сан-францисской колокольни
Барышня. Аукается с ней
Ярославна! Нет, Кончаковна -
Кончаковне посолоней!
"Укрепи меня, Мать-Заступница,
против родины и отца,
Государственная преступница,
Полюбила я пришлеца.
Полюбила за славу риска,
В непроглядные времена
На балконе высекла искру
Пряжка сброшенного ремня.
И за то, что учил впервые
Словесам ненашей страны,
Что, как будто цветы ночные,
Распускающиеся в порыве,
Ночью пахнут, а днем - дурны.
Пособи мне, как пособила б
Баба бабе. Ах, Божья Мать,
Ты, которая не любила,
Как Ты можешь меня понять?!
Как нища ты, людская вселенная,
В боги выбравшая свои
Плод искусственного осеменения,
Дитя духа и нелюбви!
Нелюбовь в ваших сводах законочных.
Где ж исток?
Губернаторская дочь, Конча,
Рада я, что Твой Сын издох!.."
И ответила Непорочная:
"Доченька..."
Ну, а дальше мы знать не вправе,
Что там шепчут две бабы с тоской -
Одна вся в серебре, другая -
До колен в рубашке мужской.

IV.

Хвастов: А что ты думаешь, Довыдов...

 Довыдов: Как вздернуть немцев и пиитов?

Хвастов: Да нет...

Довыдов: Что деспоты не создают условий для работы?

Хвастов: Да нет...

V. (Молитва Резанова - Богоматери)


"Ну что Тебе надо еще от меня?
Икона прохладна. Часовня тесна.
Я музыка поля, ты - музыка сада,
Ну что Тебе надо еще от меня?
Я был не из знати. Простая семья.
Сказала: "Ты темен." - Учился латыни.
Я новые земли открыл золотые.
И это гордыни Твоей не цена?
Всю жизнь загубил я во имя Твоя.
Зачем же лишаешь последней услады?
Она ж несмышленыш и малое чадо...
Ну, что Тебе надо уже от меня?
И вздрогнули ризы, окладом звеня,
И вышла усталая и без наряда.
Сказала: "Люблю тебя, глупый. Нет сладу.
Ну что тебе надо еще от Меня?"

VI.

Хвастов: А что ты думаешь, Довыдов...

Довыдов: О макси-хламидах?

Хвастов: Да нет...

Довыдов: Дистрофично безвластие, а власть катастрофична?

Хвастов: Да нет...

Довыдов: Вы надулись? Что я и крепостник и вольнодумец?

Хвастов: Да нет... О бабе, о рязановской.

Вдруг нас американцы водят за нос?

Довыдов: Мыслю, как и ты, Хвастов, -

Давить их, шлюх, без лишних слов.

Хвастов: Глядь! Дева в небе показалась, на облачке.

Довыдов: Показалось...

VII. (Описание свадьбы, имевшей быть 1 апреля 1806 года.)


"Губернатор в доказательство искренности и с слабыми ногами танцевал у меня, и мы не щадили пороху ни на судне, ни на крепости, гишпанские гитары смешивались с русскими песельниками. И ежели я не мог окончить женитьбы моей, то сделал кондиционный акт..."

Помнишь, свадебные слуги, после радужной севрюги
Апельсинами в вине
обносили не?
Как лиловый поп в битловке, под колокола былого,
Кольца, тесные с обновки, с имечком на тыльной стороне, -
Нам примерил не?
А Довыдова с Хвастовым, в зал обеденный с вострогом
Впрыгнувших на скакуне, -
Выводили не?
А мамаша, удивившись, будто давленые вишни
На брюссельской простыне, озадаченной родне, -
Предъявила не?
(лейтенантик Н.
Застрелился не.)
А когда вы шли с поклоном, смертно-бледная мадонна
К фиолетовой стене
Отвернулась не?
Губернаторская дочка,
Где же гости? Ночь пуста.
Перепутались цепочкой
Два нательные креста.

Архивные документы, относящиеся к делу Резанова Н.П.



(Комментируют архивные крысы - игреки и иксы).
No 1.

"... но имя Монарха нашего более благословляться будет, когда в счастливые дни его свергнут Россияне рабство чуждым народам... Государство в одном месте избавляется от вредных членов, но в другом от них же получает пользу и ими города создает..."

Н. Резанов - Н. Румянцеву.

No 2. Второе письмо Резанова - И.И. Дмитриеву.
Любезный государь Иван Иванович Дмитриев,
Оповещаю, что достал
Тебе настройку из термитов.
Душой я бешено устал!
Чего ищу? Чего-то свежего!
Земли старые - старый сифилис.
Начинают театры с вешалок.
Начинаются царства с виселиц.
Земли новые - tabula rasa.
Расселю там новую расу -
Третий Мир - без деньги и петли,
Ни республики, ни короны!
Где земли золотое лоно,
Как по золоту пишут иконы,
Будут лики людей светлы.
Был мне сон, дурной и чудесный
(Видно, я переел синюх).
Да, случась при Дворе, посодействуй -
На американке женюсь...

Чин икс: "А вы,Резанов,

Из куртизанов!

Хихикс..."

No 3. Выписка из истории гг. Довыдова и Хвастова.
Были петербуржцы - станем сыртывкарцы.
На снегу дуэльном - два костра.
Одного - на небо, другого - в карцер!
После сатисфакции - два конца!
Но пуля врезалась в пулю встречную.
Ай да Довыдов и Хвастов!
Враги вечные на братство венчаны.
И оба - к Резанову, на Дальний Восток...

Чин игрек: "Засечены в подпольных играх".

Чин икс: "Но государство ценит риск".

"15 февраля 1806 года.

Объясняя вам многие характеры, приступлю теперь к прискорбному для меня описанию г. Х..., главного действующего лица в шалостях и вреде общественном и столь же полезного и любезнаго человека, когда в настоящих он правилах...

В то самое время покупал я судно Юнону и сколь скоро купил, то зделал его начальником, и в то же время написал к нему Мичмана Довыдова. Вступая на судно, открыл он тьо пьянство, еоторое три месяца к ряду продолжалось, ибо на одну свою персону, как из счета его в заборе увидите, выпил 9 ВЅ ведр французской водки и 2 ВЅ ведра крепкого спирту кроме отпусков другим и, словом, споил с кругу корабельных, подмастерьев, штурманов и офицеров.

Беспросыпное его пьянство лишило его ума, и он всякую ночь снимается с якоря, но к счастью, что матросы всегда пьяны..."