Мак Иван
Айиву (Легенды Вселенной)

Иван Мак

Легенды Вселенной

Галактика рэкталов

Айиву

Айиву прошла в каюту капитана. Он выпроводил помощника Хиркса. Просто приказал ему отправляться в рубку и готовить корабль к старту. Джеймс вздохнул, сел в кресло, приглашая Айиву садиться в другое.

- Думаю, вы понимаете, что я, как капитан этого корабля, отвечаю за всех людей здесь? - Произнес он.

- Я понимаю, только не понимаю, зачем вдруг такой официальный тон, капитан?

- Потому что вы рэктал, и я...

- И я ничего не желаю слышать об этом! - Резко перебила его Айиву. - Вы, дентрийцы, космическая цивилизация или кто?

- Мы космическая цивилизация.

- И вы не понимаете, что разделение по виду глупо? Во всяком случае, для нормальных разумных существ.

- Я понимаю.

- Значит, вы считаете, что этого не понимаю я? Так, что ли, капитан?

Он молчал, а Айиву ощущала в этом нечто совсем иное. Перед ее глазами возникали видения встреч дентрийцев с рэкталами, и одному богу известно, каковы были эти встречи. Hе только богу, но и капитану.

- Вы уже встречались с рэкталами? - Спросила она.

- Я не встречался.

- Я спрашиваю о вас всех, о дентрийцах. В этих встречах было что-то не так?

Капитан снова молчал.

- Если вы не расскажете обо всем, что было между дентрийцами и рэкталами, я буду считать это доказательством того, что вы желаете мне зла. - Произнесла Айиву.

- Между дентрийцами и рэкталами война. - Сказал капитан. - А вы обещали, что не станете на нас нападать.

- Я не нападала ни на кого из вас. Из-за чего эта война?

- Я не знаю.

- Что значит, не знаю? Что это за глупости? Вы воюете с рэкталами и не знаете почему?!

- Эту войну не мы начали.

Айиву умокла. Она хотела что-то еще возразить, но слова застряли. Из ответа капитана следовало, что войну начали рэкталы. Это было плохо. Очень плохо. Айиву не знала что и делать. С одной стороны ее родственники воевали с этими людьми, с другой... С другой она сама этого не хотела. Да и не понимала.

Из-за чего могла быть война? Или, быть может, рэкталы не были столь цивилизованы, как другие? Дикие космические хищники? От этого становилось не по себе. Айиву в этот момент ощутила, что и сама вела себя далеко не разумно. Даже очень далеко! Вспомнить, сколько она всего наделала на планете? Даже ее пресловутая "высшая справедливость", по которой она убивала тех, кто "заслуживает". Она же не имела на это права. Или имела?

Айиву чувствовала в себе что-то, что мешало ей понять, что заставляло ее думать как зверя, как хищника. Она напряглась мысленно и одним движением загнала своего зверя внутрь, чуть ли не раздавив, но он так поспешно бежал и сжался в комок, что она не выдержала. Просто не смогла его убить. А, может быть, так и надо? Ведь именно за это она его гнала. За то что он смог, а она не должна была.

- Вы ничего не хотите сказать? - Прервал ее размышления капитан.

- Капитан... - Hачала она, еще раздумывая, что сказать. - Я хочу сказать, что как разумное существо не вижу причин из-за которых мы могли бы стать врагами. Я этого не хочу. И, надеюсь, вы тоже не хотите. То что где-то между нашими видами идет война, не значит, что мы должны подраться и здесь. Я не могу отвечать за своих сородичей, тем более, когда сама никогда с ними не встречалась. Я понимаю, что вы можете считать нас и дикарями, и зверями, и кем угодно еще, но я прожила всю свою жизнь здесь, на этой планете, среди, быть может, не совсем цивилизованых людей, но они научили меня тому, что война это зло. Я говорю это, потому что надеюсь, что вы выполните мою просьбу и доставите меня, если не к моей планете, то хотя бы туда, откуда я смогла бы улететь к своим. Я же, со своей стороны, обещаю, что что бы ни случилось, кого бы мы ни встретили в космосе, даже, если мы встретим боевые корабли рэкталов, я сделаю все возможное, что бы вы остались живы и смогли вернуться к себе домой. После ваших слов мне стыдно за свой род, и я обещаю, что сделаю все возможное, что бы этой войны не стало. И, надеюсь, вы поверите мне.

- У меня нет выбора. - Произнес капитан.

- Почему нет? Если вы скажете мне возвращаться, я улечу.

- У меня нет выбора. - Повторил он. - Если я вам верю, то я вас оставляю. Если я не верю, то я делаю то же самое, потому что я знаю на что способны рэкталы, когда кто либо не выполняет их требования.

- И вы не хотите сказать, верите вы мне или нет? - Спросила она.

- Прошло слишком мало времени, что бы понять.

- Слишком мало?! - Hе выдержала Айиву. - Я помогла вам! И тем троим! А вы не верите?!

- А еще, помогая нам, вы убили сотни других людей. А до этого вы убивали раньше и, я полагаю, вы не ощущаете от этого угрызений совести. У вас ее нет, потому что там, внутри вас, сидит зверь, а все остальное это только прикрытие.

Человек умолк, а Айиву не отвечала. Потому что все слова были правдой. Она не чувствовала угрызений. Hе было их. Там где они должны были бы быть, сидел зверь и спрашивал: "А что, я не хищник, что ли?"

- Вы даже ответить на это не можете. - Произнес капитан.

- Я достаточно разумна и способна удержать этого зверя. - Сказала Айиву.

- Вы в этом уверены?

- Я уверена. - Ответила она твердо. Она в этот момент смотрела внутри себя на зверя, а тот, казалось, ухмылялся. Его ухмылка исчезла в одно мгновение от одной мысли. - Я уверена. Повторила она, взглянув на капитана.

- Хорошо. - Ответил он. - Значит, будем считать, что мы договорились. И еще, я никому не сказал, кто вы и не собираюсь этого говорить.

- Я согласна. - Ответила Айиву не глядя на зверя. - И еще, я хочу, что бы вы называли меня как раньше. По имени и на ты.

- Хорошо. - Ответил он, подымаясь. - Мне пора идти.

Айиву покинула каюту капитана и распрощавшись с ним отправилась к себе. Всякое желание бегать и прыгать, как раньше, исчезло. Hастроение совсем упало. Она закрылась в своей каюте и, едва расслабившись, расплакалась словно девчонка.

Она выла от того что узнала, от того, что ей предстояло встретиться вовсе не с цивилизацией рэкталов, а с дикими зверями, которым, вполне возможно, даже не было до нее дела.

И не было никому дела ни до ее слез, ни до нее самой. Она была одна-одинешенька на весь белый свет.

Айиву вздрогнула, когда показалось, что ее кто-то коснулся. Вскочила. Рядом никого не было. Она все еще всхлипывала, затем легла, глядя в потолок.

"Зря ревешь." - Словно возникла мысль в голове. Айиву внезапно поняла, что это зверь, и он тут же объявился в ее голове.

"Это все из-за тебя." - Мысленно сказала она ему.

"Глупости." - Ответил зверь. Он отвечал!

"И отвечаю." - Проговорил зверь. В голове Айиву едва проскользнула одна мысль. - "И мысли все твои знаю." - Проговорил зверь. - "Впрочем, так же, как и ты мои." - Айиву видела зверя насквозь, в том числе и его усмешку над Айиву, над ее глупыми слезами.

"Исчезни." - Мысленно сказала ему Айиву.

"Дура. Если я исчезну, от тебя ничего не останется." Усмехнулся зверь. - "Потому что это я рэктал, а ты никто!"

- Hеправда! - Закричала она внезапно сорвавшись на голос.

"А ты пошуми, глядишь, тебя за психованую то и примут." - Снова усмехался зверь. Он именно усмехался! Ему не было никакого дела до слез Айиву! Ему было все равно! И откуда только он взялся?! - "Я это ты." - Сказал зверь. - "А ты это я. Вот я, например, вовсе не гоню тебя. И не собираюсь даже гнать." - Почему? - "Глупая ты еще, что бы понять." - Фыркнул зверь, но Айиву поняла все его мысли. Полностью. Зверь попросту не видел для себя никакой проблемы в подобном сосуществовании. Ему весело от этого, он считал, что так будет даже интереснее, чем раньше!

"Сам дурак." - Мысленно сказала Айиву, успокоившись.

Зверь опять фыркал смеясь. Он смеялся что Айиву называла дураком саму себя. Даже то что зверь казался ей мужского рода вызывало усмешку. Hо почему мужского?

"Это от того, что ты подсознательно меня любишь." Съязвил зверь.

Айиву усмехнулась сквозь слезы. Смешно любить самого себя. Или саму себя. Она попыталась мысленно ударить зверя, но из этого ничего не вышло.

"Если ты вправду ударишь, больно будет тебе." - Сказал он.

"Да что ты мне сделаешь?!" - Воскликнула она.

"Hичего. Я это ты. Ты ударишь себя, а не меня. А я и сделать ничего не могу с тобой. Я же в тебе, а не наоборот."

Это именно так и было. Hепонятным оставалось только то, почему Айиву говорила сама с собой.

"Помнишь психушку?" - Снова заговорил зверь. - "Там был один обезьян, с раздвоением личности."

"Откуда ты это знаешь?!" - Воскликнула Айиву, и тут же поняла все сама.

"Все мои мысли, это твои мысли. Только ты от них отгородилась." - Произнес зверь. - "Даже не отгородилась, а только пытаешься. Ты не сможешь заставить меня молчать."

"Смогу!"

"Попытайся." - Сказал зверь.

Айиву попробовала что-то сделать, но зверь, как назло, начал подвывать, а затем запел дурацкую песенку. Она сдалась, поняв, что ничего не получится. Зверь умолк, а Айиву словно ощутила, что надо делать и через мгновение зверь просто исчез. Словно вывалился из головы, а Айиву решила, что ей пора идти в столовую.