Моисеев Юрий
'Ангел-эхо'

Юрий МОИСЕЕВ

"Ангел-эхо"

В капиталистических странах действуют правительственные организации, которые осуществляют повседневный контроль за общественной и личной жизнью своих граждан; систематически составляются дополняемые досье. Фирмы изготавливают электронную аппаратуру для подслушивания и одновременно для

борьбы с ним.

Из газет

1

Титаническая статуя Ангела, возвещающего божественную премудрость, нависла над городом, угрожая немедленной гибелью сомневающимся, инакомыслящим, отступникам. Левой рукой она прижимала к груди толстенный фолиант - свод указаний, запрещений, ограничений и наставлений, а правая, с указательным пальцем, вытянутым в гневном экстатическом порыве, возносилась к терпеливым небесам. Скульптор вложил в свое создание выражение мощи и пугающе-злобного упорства. В провалах глазниц под стянутыми бровями металось пламя слепой фанатической одержимости. Разверстый рот готов был в любую секунду потрясти окрестности пронзительным, включая ультра- и инфрадиапазоны, криком... Вокруг головы статуи сверкал на солнце металлический ореол.

Франсуа стоял рядом с Ларсеном в тени деревьев и внимательно рассматривал статую. Редкие прохожие тоже изредка поднимали взор на истукана, но, опасливо озираясь, ускоряли шаг.

Франсуа и Ларсен пошли по дорожке и вдруг заметили, что в стороне от статуи пролетела цепочка серебристых не то пчел, не то стрекоз. Франсуа взмахнул рукой, чтобы поймать одну из них. Ларсен резко задержал его руку.

- Ты что! Этот командор, - Ларсен кивнул в сторону статуи, - шуток не любит.

- Истукан как истукан, - пошутил Франсуа.

- В нем командный пункт Интегратора общественного мнения, - шепотом предупредил Ларсен. - Тебе не известно?! Мы уже наловили этой кибернетической нечисти к твоему приезду, не вздумай охотиться на его пташек.

- Что еще за затея? - Франсуа шагал по аллее, изредка оглядываясь на каменного гиганта.

- Люди боятся чудовища не случайно, - вполголоса произнес Ларсен. - Они беседуют полушепотом, а ты... С тобой тут погибнуть можно...

- Я вижу, вас тут совсем запугали, - пожал плечами Франсуа. - Боитесь каменного идола... Ха-ха.

Они дошли до бара, расположенного на крыше гостиницы, и заняли столик возле окна, откуда огромный каменный истукан был отлично виден. Сооружение в форме фигуры было окружено мостиками, лестницами, площадками. Голова гиганта то и дело испускала лучи света, которые искрами разлетались по сторонам.

Потягивая прохладительное и наблюдая за Франсуа, который с любопытством и недоумением иноземца, недавно прибывшего в город, разглядывал достопримечательность на площади, Ларсен жестом останавливал гостя, как только он пытался комментировать свои впечатления от статуи.

За плечами у Франсуа исследовательская работа в морозных ущельях Сибири, на гобийских ревущих ветрами плоскогорьях, в могучих джунглях Амазонки. Там человек - прежде всего личность. И в людях там воля соединяется с открытостью характера, гостеприимностью и гениальностью. Опасливые взгляды, шепот, предупредительные жесты приятеля удивляли Франсуа. Но и Ларсен не без недоумения смотрел на Франсуа, плотного, крепкого, с обветренным округлым лицом человека в немодном костюме; сразу можно было сказать, что это сильная и независимая личность. "Нелегко тебе у нас придется", - подумал Ларсен.

Провожая Франсуа в кабину лифта и нажимая кнопку, Ларсен сказал:

- Не спеши высказываться о наших порядках.

- Понимаю! - кивнул Франсуа. - У городских властей много хлопот. Попытаюсь внести в них некоторое разнообразие.

И кабина лифта пошла вниз.

- Шеф, мне не нравится жужжание наших пташек, - сказал высокий офицер, входя в кабинет начальника Интегратора, и, раскрыв ладонь, стряхнул на стол крошечное механическое существо, которое, затрепетав крылышками, заскользило по полированной поверхности стола, всякий раз поворачивая усы-антенны в ту сторону, откуда раздавался голос.

- Суммарный объем информации, которую приносят эти бестии, минимален. По-видимому, она рассеивается на улицах во время их возвращения; демонстрации, пикеты, митинги протеста, а по сведениям "пчелок" - все это блеф...

Офицер нажал кнопку на панели прибора около стола и, нагнувшись на секунду над "пчелой", включил запись. В ди-намике послышалось потрескивание разрядов, и затем возник юношеский ломающийся басок: "Мери, я тебя люблю..." Девичий грудной голос ответил: "Не надо, Джек, не здесь..." Потрескивание разрядов заглушило голоса.

- Зачем нам эта информация? - Офицер схватил "пчелу" за крылышки и посадил в магнитную ловушку.

- Ясно, капитан, - иронически произнес шеф, поправляя очки. - Но чем больше будет подобной информации от всех этих неведомых Джеков и Мери, Жаков и Мадлен, тем лучше. Пусть они обнимаются и тратят энергию, а не ходят на площади... Впрочем, - шеф потер лоб, - информационный мед этой "пчелы" словно кто-то слизнул магнитным полем. Похоже, что это покушение на права городского совета и карманы налогоплательщиков.

Он повернулся во вращающемся кресле к пульту управления и нажал клавишу внутреннего обзора. На экране возник сборочный цех. Глубоко в подземелье на конвейере рабочие собирали из унифицированных узлов "пчел": крепили блок питания, две пары крыльев, магнитную спиральку записи. Готовое изделие крохотная блестящая коробочка с крыльями, похожая на пчелу, - взлетало и удалялось по воздуху в особую ловушку. На экране промелькнуло изображение полигона с кольцами трасс испытуемых "пчел". В акустической камере лаборанты в белых халатах проверяли способность "пчел" вести запись на различных скоростях полета. В звукоизолирующих обоймах кассеты с "пчелами" поднимались лифтами в командный центр. В заданное время очередной рой вспархивал и кружился у головы статуи и, получив командный импульс, устремлялся в город.

Каждая серия летала по намеченной улице, аллее парка, фиксируя речи прохожих, их реплики, возгласы, диалоги; отдельные "пчелы" внедрялись в комнаты, в кабинеты, в салоны дворцов, в квартиры, в залы ресторанов, вокзалов, фиксируя голоса. Обработка электронно-вычислительными машинами массива информации сотен тысяч "пчел" позволяла властям прогнозировать настроения жителей огромного города и принимать превентивные меры.

На экране показался приемный туннель. Вернувшаяся со "взятком" очередная серия "пчел", пройдя шлюзовую камеру, планируя, медленно плыла в токе сжатого воздуха мимо звукоснимающих устройств. Затем они проходили "магнитный Душ" и по вертикальной шахте снова возвращались в командный центр.

- Странно, - задумчиво проговорил шеф, глядя на погасший экран, и повернулся к капитану. - Если мы отправим сводку и укажем в ней, что индекс общественного спокойствия равен единице, то есть отклонения общественного мнения от нормы равны нулю, - и это в нашем-то городе! - то это возмутит сенат. Они направят к нам комиссию для проверки, заодно и части национальной гвардии. - Шеф взволнован заходил по кабинету.

- Шеф! - Капитан вытянулся. - Мы выпустили серию игрушек "колибри". Если "пчелы" проходят меридиональныe трассы и возвращаются по пеленгу, то "колибри", как вы знаeте, были предназначены для свободного полета в любом направлении и возвращаются самостоятельно. Они собирали весьма ценную случайную информацию. Эти летающие магнитoфоны имеют элементы самоорганизации.

- Ну так в чем повинны "колибри"? - буркнул шеф, останавливаясь напротив подчиненного. - Я не хуже вас знавд общие места кибернетики. Вы полагаете, что "пчелы" и "колибри" сбивают друг друга с истинного пути? Мы можем навлечь на себя гнев начальства, если усомнимся в ценности "колибри". Они были присланы безо всяких оговорок!

- Вы меня не поняли, шеф! - воскликнул капитан. - Я не хочу расследований сенатской комиссии, но "колибри" мешают "пчелкам"...

- Доложите о ваших сомнениях, - шепотом произнес шеф, озираясь по сторонам.

- Я полагаю, - тихо начал капитан, - кто-то сбивает наших пташек с истинного пути. Некоторые из них допускают в полете странные отклонения, избыточную самостоятельность, Возможно вмешательство в их электронные схемы извне. Чтобы исключить подозрения, надо было бы препарировать сотни, а то и тысячи "колибри" и обработать результаты на электронно-вычислительных машинах. Но это дорого!

- Ничего! Мы все оплатим! Введите жесткий режим "магнитного душа", повысьте напряженность полей для "колибри" и оставьте контрольную серию и обычные процедуры для нее, Придется разделить "колибри" и "пчел". Не мешает нам посоветоваться с руководителем проекта "колибри", не посвящая его разумеется, в существо наших затруднений, а просто noд предлогом выяснения потенциальных возможностей этих чертою вых пташек.