Ольга Найдич
Ангел

Потерянная душа, заблудившаяся в небесной стуже…
О нем вспоминают, когда он кому-нибудь нужен,
Чтоб хранил от бед и грехов, остальное же людям неважно.
И никто не вспомнит о том, что он умер однажды,
Что он был живым, мечтал, страдал и влюблялся,
Но в один (уже позабытый) день его путь земной оборвался.
И кто-то похоронил то, что стало отныне телом.
Ненадолго память о нем задержалась на свете белом.
А он остался, ослепнув от ужаса и бессилья,
И в безумьи ломал ненавистные белые крылья.
Проходили гнев, отчаянье, боль и осталось смирение
С тем, что стало отныне единственным предназначеньем:
Пока в рай или в ад для него не откроются двери,
Он хранить от беды будет ту, что в него никогда не поверит.

Я даже не знаю, с чего начать рассказ, а ведь пишу уже давно. Может, это потому, что раньше я писала вымышленные истории, а сейчас описываю свою жизнь, хотя еще год назад я бы не поверила в такую историю. Иногда случается такое, что переворачивает твои взгляды на жизнь, и к этому очень нелегко привыкнуть. А потом думаешь — как я могла не верить в это, и почему другие не хотят поверить? И начинаешь искать истину в том, над чем раньше насмехалась.

Наверное, все началось в холодный апрельский вечер, когда я возвращалась домой от подруги. Район у нас темный, но я никогда не боялась ходить по нему в темноте. Я просто не допускаю мысли, что на меня нападут, хотя и ношу в кармане складной ножик. Уверена, что смогу защитить себя сама.

И в этот вечер я шла, сжимая нож в кармане и прислушиваясь, не идет ли кто сзади. Иногда казалось, что кроме моих шагов слышны еще чьи-то, тогда я останавливалась и убеждалась, что никого нет. Вот опять. Я остановилась. В этот раз шаги действительно были. Но ведь я не одна здесь живу. Я оглянулась — четверо парней неторопливо шагали, смеясь над чем-то. Я не испугалась — разве что чуть-чуть, — но пошла быстрее. Смех прекратился. Это мне не понравилось, пришлось ускорить шаг.

— Малышка, ты куда? — крикнул один из парней.

Я не обернулась. Только пошла еще быстрее. Но оказалось, что парни не отставали.

— Оп-па, вот и попалась! — весело крикнул один из них мне в ухо и обнял.

От неожиданности и ужаса я на мгновение замерла.

— Пустите меня, — завизжала я, лягаясь и работая локтями.

— Тихо, малышка, — засмеялся он, ловко уклоняясь от ударов. — Я не… а, черт!

Почувствовав, что он отпустил меня, я упала на асфальт и тут же вскочила. Парень лежал без сознания, а над ним стоял другой и держал в руке железную палку. Остальные столпились в паре шагов, глядя то на лежащего товарища, то на меня.

— Ни фига себе, сучка… — ахнул один из них, шагая ко мне и протягивая руку. — Да что же ты…

Я отпрянула, а парень с палкой неторопливо поднял ее и ударил хулигана по руке. Тот вскрикнул, ошарашено посмотрел на противника — наверное, он был сильно пьян, потому что смотрел не прямо на него, а водил взглядом из стороны в сторону, — взглянул на палку, которую тот вертел в руках, попятился и пустился бежать. Оставшаяся пара хулиганов (странно, я была уверена, что их четверо а не пятеро, значит, мой спаситель не с ними) уже смылась.

— Спасибо, — выдавила я, не зная, что следует говорить в таких случаях (а вы бы что сказали?). Он не ответил, только отвернулся, бросил палку и пошел прочь. А мне почему-то бросилась в глаза его одежда — черные водолазка и джинсы, а на улице около нуля. Наверное, он выбежал из подъезда.

Лежащий хулиган зашевелился. Я отскочила на всякий случай, но он не стал меня преследовать. Прижал руку к голове и, шатаясь, побрел вслед за тем парнем. Я не успела решить, стоит ли крикнуть, как он догнал его.

Все произошло так быстро, что я не успела ахнуть. Вот он приблизился вплотную, слегка пошатнулся и… прошел сквозь него!

Я еще увидела, как парень в черном обернулся, увидела его растерянное лицо. А затем дома опрокинулись, и звезды закружились в черном небе, а потом звезды исчезли и осталась только черная тишина.


Холод. Вот что вывело меня из темноты. Легкие холодные прикосновения к щекам. Я осторожно открыла глаза. Что произошло? Почему я лежу на земле? И почему незнакомый мужчина бьет меня по лицу? Но тут же все вернулось — хулиганы, неожиданное спасение…. галлюцинация?

— Как ты себя чувствуешь? — спросил меня парень. Кажется, он был испуган.

Мне стало неловко от того, что я лежу на дороге. Хорошо, хоть людей нет.

— Все в порядке, — я попыталась встать, он помог мне. — Спасибо. Не знаю, с чего я упала в обморок — никогда раньше не падала.

— Ничего страшного, — быстро сказал он, и на мгновение на его лице проступило облегчение.

Конечно, мне все показалось. На всякий случай я украдкой дотронулась до него — вроде как для сохранения равновесия. Он был абсолютно настоящим. Я сделала шаг назад, но поскользнулась и упала бы, если бы он меня не поддержал. Я подняла голову… и встретилась с ним глазами.

Не знаю, сколько мы так стояли — секунду? минуту? час? Лишь шаги за спиной заставили нас отпрянуть друг от друга на достаточное расстояние.

— Здравствуй, Дина, — произнесла соседка по лестничной площадке, — Что это ты так поздно, да еще одна?

— Я не одна, тетя Света, — ответила я, показав глазами на парня.

— А с кем же?

«Вот слепая», — подумала я. Не очень люблю эту сплетницу, каюсь, но стараюсь поддерживать с ней вежливые отношения.

— Да вот же, с молодым человеком.

— С каким молодым человеком? — изумилась соседка.

Я уставилась на парня. Он выглядел невероятно смущенным.

— Она меня не видит, — тихо сказал он.

О Боже… Глюк… Боже… Что со мной?!

— Тетя Света, — попросила я, — встаньте вот сюда, пожалуйста.

Соседка недоверчиво покосилась на меня, но шагнула в сторону. Парень не успел увернуться и она все-таки наступила ему на ногу… вернее, на то место, где была его нога. Я мысленно села на дорогу. Не могла же я сделать это при ней на самом деле!

— С тобой все в порядке, Диночка? — спросила соседка. — Может, проводить?

— Нет, спасибо. Идите, тетя Света, идите, я потом…

Я подождала, пока соседка завернет за угол дома и только тогда обернулась, надеясь, что глюк исчезнет. Но он не исчез. Он стоял и растерянно смотрел на меня.

— Только не бойся, — поспешно сказал он, заметив, очевидно, квадратные очертания моих глаз. — Я не галлюцинация. И с твоим рассудком все в порядке.

— А… кто?

— Я твой ангел.


Вот так просто. Мой ангел. Я потрогала голову — вроде не ударялась. Стресс? Руки дрожали, но это норма. Я протянула руку и дотронулась до него — со стороны это выглядело, наверное, очень интересно. Настоящий. Водолазка мягкая. Смотрит на меня с терпеливым интересом и немножко растерянно. На вид лет двадцать пять, черноволосый, с тонкими чертами лица. Высокий. Красивый. Крыльев нет. Ну а какой же ангел без крыльев? Я ему так и сказала. Он усмехнулся.

— Крылья — это люди придумали. Извечная мечта человека летать. Но я могу спрыгнуть с крыши и не разбиться.

Странно, но я почему-то ему поверила. Хотя на меня это не похоже — я страшный скептик. Меня даже подружка иногда называет «Скалли» — как героиня одного известного сериала, я всегда ищу научное объяснение всяким паранормальностям. А в ангела я поверила. Потому что я слишком доверяю собственному разуму, а соседка его не видела. Правда, возможность галлюцинации тоже сбрасывать со счетов не стала.

— И что мне с тобой делать? — спросила я.

— Ничего. Живи, как жила. Я за тобой уже два года присматриваю, — вот так просто сообщил, как о пустячке.

— Как же я могу так просто жить? — искренне изумилась я.

Он пожал плечами.

— Послушай, а как это ты за мной присматриваешь?

— Ну… следую за тобой по пятам, охраняю. Знала бы ты, сколько раз на тебя могли напасть… а ты шляешься по темным улицам.

— А ты меня охраняешь?

— Ага.

Нет, так не пойдет. Надо проверить, не кажется ли это мне. Я подняла палку, ту, которой он оглушил хулигана — тяжелая, ничего не скажешь — и протянула ему. Он молча взял ее и вопросительно поглядел на меня.

— Пошли к остановке, — сказала я.

— Зачем?

Я усмехнулась.

— Хочу проверить, не глюк ли ты.

— Проверяй, — пожал он плечами. — Только палку сама неси… не стоит прохожих пугать.

Он был прав, но мне показалось, что он заставил меня нести тяжеленную железяку из вредности. Все же я ничего не сказала, побрела к автобусной остановке, а он пошел следом. Шагов его я не слышала, да и неудивительно, какие могут быть шаги у ангела? Или у галлюцинации, если на то пошло. Не полетел, и то ладно. Я посмотрела через плечо — идет, слегка ежится.