Маршалл Алан
Артельные повара

Алан Маршалл

Из сборника "Австралия Алана Маршалла"

АРТЕЛЬНЫЕ ПОВАРА

У стригалей существует неписаное правило: с хорошим поваром лучше не связываться, а с плохим - в зависимости от его комплекции.

Недавно один мой знакомый, стригаль, рассказал мне о плохом поваре на овцеводческой ферме в Новом Южном Уэльсе, где он работает: более шести футов ростом, волосы на груди густые, как ворс ковра, не руки, а сваи.

- Один удар - и тебе крышка, - добавил он.

Этот повар считал, что холодного мяса на завтрак мужчине вполне достаточно. Утро за утром стригалям подавали на завтрак остатки вчерашнего ростбифа. В конце концов им это поднадоело, и в одно прекрасное утро, увидев на столе дежурное блюдо, какой-то стригаль ударил кулаком по столу и крикнул:

- Холодным мясом я сыт по горло!

Услышав протестующий глас, повар выскочил пулей из кухни с половником в одной руке и большим разделочным ножом для мяса - в другой:

- Холодное мясо вам не по вкусу? - зарычал он, обращаясь к сидящим, и хлопнул себя по волосатой груди. - Желаете горяченького? Ну что ж! Подходи!

По словам моего собеседника, ни один стригаль не встал с места.

Чтобы стригали не придумали своему повару прозвище - такого случая почти не бывает.

Так, когда-то в Риверайне одного артельного повара прозвали Синяя Подлива. Он отличался тем, что давал одну и ту же подливу практически к каждому блюду. Это бы еще куда ни шло. Но вдобавок кастрюля, в которой он готовил свою подливу, никогда не мылась, и он превратил ее в посудину, куда ежедневно сливал остатки еды. А в результате, случалось, выуживал поварешкой заблудившиеся куски мяса от прошлых дней. Поговаривали даже, что на дне ее лежали бараньи отбивные трехмесячной давности.

Может, это и преувеличение. Так или иначе, но один из стригалей, возмутившись, на Успение бросил в эту кастрюлю таблетку синьки, чтобы вынудить повара вылить все ее содержимое.

Как бы не так!

Вечером перед каждым стригалем стояло блюдо под синей подливой. Пока они с выпученными глазами смотрели на эту непотребную пищу, повар, просунув голову в дверь кухни, выкрикнул:

- Сегодня на ужин синяя подлива! - И снова захлопнул дверь.

Вот как за ним закрепилось такое прозвище.