Александр Силецкий

Антраша


Бросить все к чертовой матери, убраться куда-нибудь подальше - вот что донимало Колокольникова уже долгое-долгое время.

И однажды ему повезло: нежданно-негаданно его направили в командировку.

Он наскоро сложил дорожную потрепанную сумку, улыбнулся прощально родимому дому и отправился…

Куда?

Этого он и сам не знал - просто ехал в командировку, и все.

Взял билет куда-то там - и полетел…

Командировка - не заветная веселая экскурсия, и близко к сердцу принимать цель путешествия, ее конкретный смысл - в наше безалаберное время роскошь, без которой можно смело обойтись.

И попал он в небольшой, невзрачный городок, оставшийся вдали от главных транспортных магистралей, вдали от так называемых культурных центров, - короче, милое сердцу Колокольникова захолустье.

«Что ж, - подумал он, - можно сказать, повезло. Никто меня не знает, и я не знаю никого. Дел-то совсем мало - управлюсь быстро, пары суток хватит за глаза… Это лучше всего, когда попадаешь в место, куда больше никогда не вернешься. А помнить будешь долго…»

Странное дело, совершенно непонятно почему, им владела смутная, но неотвязная надежда, что уж вот теперь-то, с этого момента, и начнется, по сути, новая, на все прежнее не похожая жизнь…

День был чудесный.

Весеннее солнце припекало землю, обнажая и любовно оглаживая ее.

Городишко тихий, чистенький, вероятно, ничуть не изменившийся с тех пор, как кто-то заложил на былом пустыре первый кирпич первого дома. Или вбил первую сваю деревянного фундамента, на котором предстояло возвести бревенчатую крепкую избу…

Вот разве только памятника первооснователю на главной площади покуда не поставили. А может быть, наоборот - уже рачительно снесли…

В таких местах подобное не выглядит проблемой. Впрочем, как и многое другое…

Здесь любые, самые крутые перемены - только повод для серьезных и тягучих обсуждений, как бы выводящих в бесконечность то, чему на самом деле в этом мире отведен весьма короткий срок.

А вечные проблемы, как известно, не волнуют: они есть - и вроде бы их нет…

Похоже, так и здесь…

Старые фасады, слегка обшарпанные и по-особому, почти по-человечески брюзгливые, точно лица ветеранов на групповом фотопортрете; ровные, не очень широкие, но и не слишком узкие улицы, обсаженные тополями; и тротуары с ложбинками посередине - люди ведь всегда предпочитают по центру ходить, вот и вытоптали каменную тропу.

Милый городок…

Все здесь в некотором роде торжественны и чуточку чопорны, а взгляды их - ну просто удивительны: ничего не обещая, они вместе с тем ожидают всего, спокойно и даже, может быть, немного деловито.

Просветленная обреченность…

Жутковато и смешно.

«Вот ведь оно что… Вот куда я попал!.. Место, где нельзя всерьез надеяться, страдать… немыслимо всерьез чего-то опасаться…»

Эта внезапная мысль поразила Колокольникова, и он долго еще как вкопанный стоял, удивляясь, на углу пустынного перекрестка.

Потом он пожал плечами и, сунув руки в карманы, двинулся неторопливо вдоль выцветших фасадов, вдоль рядов тополей, навстречу неведомому, которое было как будто бы всюду, а в общем-то - нигде.

Приближался вечер - судя по прогнозу погоды, мутный и неласковый, однако Колокольников все слонялся улицам, вышагивал, вглядываясь в витрины, в лица прохожих, пытаясь проникнуться духом, ритмом этого дальнего от всех центров уголка, но что-то мешало ему, не давало расслабиться, и тогда вдруг смятение охватывало его, он терялся, путался в собственных мыслях и ощущениях и принимался метаться по тротуарам, словно маятник - взад-вперед, взад-вперед, - точно замерзший бездомный пес, и день казался бесконечным и тягучим, будто праздничная речь, а в голове зудела, билась странная, назойливая, пакостная жилка: «Ну что я тут? Командировка ведь лишь повод, маскировка… И если не здесь, то где еще?.. А что, собственно, здесь? Что может быть еще?»

Можно было, конечно, пойти в городскую гостиницу, нумерованным ключом отомкнуть нумерованную комнату с нумерованной меблировкой, завалиться спать и поскорей забыться, выкинув всякий вздор из головы.

Но отчего-то не хотелось…

Чтобы отсыпаться и смотреть приятственные сны, из дома не нужно уезжать за тридевять земель. Напротив, дома-то как раз спокойней…

Можно было - не впервой ведь, право слово! - и по девочкам пойти…

Их не надо долго звать, искать и уговаривать - они всё сами, как велит копеечная их душа, ты только намекни… И плата здесь, похоже, небольшая…

Ах, пчелки незаметные, трудолюбивые, ангельские существа! Всегда, везде…

И тут вдруг чья-то ладонь мягко и вкрадчиво опустилась на его плечо.

Колокольников вздрогнул и обернулся.

- Добрый вечер, добрый человек, - поприветствовал его низенький толстяк, приподнимая шляпу и обнаруживая под ней лоснящуюся, как кожица спелого банана, лысину.

- Здравствуйте, - удивленно ответил Колокольников и машинально сделал шаг в сторону, будто намеревался уступить незнакомцу дорогу.

- Вы ведь приезжий, я так понимаю? - сверкнув золотым зубом, поинтересовался тот.

- Верно, приезжий, - рассеянно кивнул Колокольников. - А что?

- Да так… Вот, смотрю я, ходите вы все, ходите, словно что потеряли. Это, разумеется, имеет свой резон. Но… все еще не надоело?

- Нет, - с досадой отозвался Колокольников. - Я командировочный.

- Понятно… К нам командировочные часто ездят… Что-то, стало быть, влечет их, не дает покоя… М-да… Изрядно часто… Не всегда, представьте, удается вовремя перехватить… Чудесный вечерок, не правда ли? А как вам, дорогой, понравился наш городок? Тихий он, медлительный, спору нет, но ведь в том-то и очарованье… А?

Он мягко повел рукой, словно обнимая улицу с уютными старинными домами.

- Вы у каждого приезжего справляетесь об этом? - уже довольно резко спросил Колокольников.

- Да по-всякому приходится, - с напускным простодушием развел руками толстяк. - У одних на лице все написано, у других… Командировочный, говорите? Интересно… И, надо понимать, впервые в нашем городе? И, ясное дело, ничего еще толком не видели? Того, например, что мы показываем всем командировочным?

- Очень может быть… Впрочем, тут и смотреть-то, по-моему, не на что!

- Ну, не скажите! - возразил толстяк, вновь сверкнув золотым зубом. - Тут у нас одна изюминка есть - о-хо-хо!.. Со всей страны смотреть едут.

- Могу себе представить, - съязвил Колокольников. - Какая-нибудь ветхая каланча, с которой сиганул местный Крякутный… Или какой-нибудь в былые времена публичный дом, куда однажды заходила какая-то местная знаменитость. А то и заезжая… Из столицы! Меня этим не удивишь.

- Нет, дружок, кое-что почище! Да уж… Да! Ни за что не угадаете!

- Не понимаю… Смысл какой? Вас что, как гида ко мне прикрепили? Или… наблюдать? Так я не засекреченный, и вообще…

- Помилуйте! В какое время мы живем?! А я и вправду местный гид, - самодовольно сообщил толстяк. - За это мне зарплату выдают, вот так. Конечно, не ахти, но можно жить, терпимо. Так что вы зря… По-моему, нет никаких причин подозревать меня…

- Охотно верю. Только… поздновато, вероятно, чудеса показывать, - с ехидцей заметил Колокольников, демонстративно вскидывая руку и вглядываясь в циферблат часов. - Обычно страсти всякие пытаются подсунуть утром. При естественном освещении, так сказать…

- Не иронизируйте. Нам солнце не потребуется. А вот звезды - это уже другое дело!

- Извините, мне бы хотелось побыть одному.

- Понимаю, понимаю, - закивал толстяк. - Вы ищете везде уединения. Хотя и сами - очень одиноки… Никакого парадокса! Наш аттракцион вам очень подойдет. То, что нужно! Было бы желание…

- А если его нет?

- Хм, просто удивительно, кто это догадался вас послать сюда, - вздохнул толстяк. - А впрочем, все-таки была какая-то причина… Ведь иначе - для чего?..

- И в самом деле! - хмыкнул Колокольников. - Вам нужен письменный отчет?

- Нет, подобными глупостями я не занимаюсь. Поверьте, это только кажется - что вы не хотите… И всем другим поначалу так кажется…

- Давайте отложим до завтра, - раздраженно сказал Колокольни-ков. - Ей-богу, у меня сейчас не то настроение, чтобы забавляться до упаду.

- Именно! Вот потому-то я и предлагаю, - жарко зашептал толстяк. - Таких, как вы, я перевидал сотни. В своем деле - профи. Оттого и догадался: вы - командировочный. Сегодня здесь, а завтра след простыл… Пустяк? Нет, главное другое: вы ищете уединения, что-то вас гнетет, вы бежали сюда, да-да - бежали! Не смогли противиться… Естественно! Инстинкт, мой друг, интуиция вас не подвела!

- Какой еще инстинкт?! - не на шутку разозлился Колокольни-ков. - При чем тут это?