Pulchrum est benefacere reipublicae: etiam

bene dicere haud absurdum est.

Sallust. bellum Catilinarium.

ТОМ ПЕРВЫЙ

ПЕРИОД ПЕРВЫЙ. МАЛАЯ РОССИЯ от древних времен до Лянцкоронскаго, по 1500 год

ГЛАВА I

Границы. Описание страны. Аборигены. Разделение истории на периоды. Начало Малороссии. Аскольд и Дир. Олег. Киев. Русь. Христианство. Разорение Киева. Междоусобия. Калка. Батый. Гибель Киева и Чернигова. Глухов. Мор. Кн. Симеон Михайлович. Олтава. Торки. Черные Клобуки. Черкасы. Происхождение Малороссийских козаков. Первые Запорожцы. Митрополит Максим, Грек. Митрополия во Владимире. Лев Данилович, короле Русский. Гедимин. Литовцы. Полковник и Воеводы. Битва над Ирпенью. Миндовг. Епископ Генрих. Язык и писемена. Статут. Пакты и Привилегии. Георгий Андреевич. Малороссия. Война с Прусаками п Ливонцами. Синие воды. Война с Поляками. Присоединение Литвы и Малороссии к Полеше. Пакта Конвента. Права трех союзных народов. Витовт. Владимир Олегердович. Убийство Скиригайлы. Тохтамыш. Битва над Ворсклою. Гетеман Венцеслав. Динабургская битва. Битва Таненбергская. Привилегии Малороссиян. Эдигей. Новая привилегия. Война с Портою. Исанн и Андрей Голешанские Олелеко Владимирович. Битва под Варною. Симеон Олелекович. Гастолед. Разделение Малороссии на воеводства. Крымцы в Киеве. Отпадение к России Чернигова, Новагорода Северского и других городов. Заключение.


Малороссия, пространство земли от Словечны до Днестра, от Клевени до Орели и от обеих Галиций до севернаго Донца, по сознанию всех путешественников и естествоиспытателей, ее посещавших, есть одна из прекраснейших стран Европы; богатая Днепром и пастбищами, на востоке и юге она изумляет безбрежностью плодородных степей, на севере изобилует лесами, на западе пленяет множеством холмов, потоков и рек. Цвет ее неба напоминает путешественникам Италию; климат в ней благорастворенный, растительность изумительная, и произведения земли стол разнообразны, что знаменитый Линней предполагал ее колыбелею народов после потопа. Сия страна издревле была обитаема народами Славянского поколения: Полянами по Днепру, Суличами по Суле, Северянами по Десне, Древлянами по Словечне и Припети, Бужанами и Дулебами по Бугу западному, Тиверцами по Бугу южному и по Днестру.


Жизнь Малороссии представляет шесть картин, разительных, резкими чертами одна от другой отделенных. Это шесть периодов ее Истории. В первом мы видим ее Русью, несущею тягость рабства под игом Татар, вместе с своими единоплеменниками, северными Руссами. Вскоре отделилась она от младших братьев своих, обитателей севера; избавясь от угнетения Татарского, назвалась Малою Россиею, присоединилась к Литве, а с нею и к Польше, но управляема была своими удельными Князьями, потомками Рюрика, и воеводами, назначенными Литвою или Королем Польским. Во втором периоде мы видим ее под управлением Гетманов, избранных народом из среды себя. Здесь жизнь ее в полном разгуле страстей; Запорожцы заставляют трепетать и Хана Крымского, и Султана Турецкого; от них нередко призадумывается сам Польский Король. В третьем отделе является Уния; Малороссия претерпевает неисчислимые бедствие; уже не верны ни жизнь, ни собственность народа в его борьбе за Православие; храмы Христианские у Жидов на откупе; Духовенство поругано; Гетманы мученически гибнут от рук Варшавских палачей. В четвертом является избавитель Малороссии: она поставлена на высочайшую степень силы и славы своей, соединяется с младшими братьями своими, северными Россиянами, добровольно и на условиях. В пятом мы видим шаткость этих условий: Гетманы, природные Поляки, колеблются отступить от России; Гетманщина клонится к падению; Малороссия быстро подвигается к жизни общей; отдельность ее почти уже потеряна. В шестом она исчезает, сливается с Россиею без борьбы, без ропота.


Первый период Малороссийской Истории мы видим в бытописаниях России, Польши и Литвы. Эта часть жизни нашей описана уже тамошними летописями, и описывает подробно, что тогда было с Малороссиею, значило бы повторять Историю России, Польши и Литвы, что отдалило бы меня от цели, мною предполагаемой; и так в этом периоде я упомяну о тех только происшествиях, которые относятся прямо или косвенно к Малороссии; их немного осталось от того времени в памяти народной. Мы начали свою Русскую жизнь появлением Руссов из Скандинавии. Аскольд и Дир завоевали Полян и древний их город Киев. Олег пришел и назвал его Матерью городов Русских. Покорив Дулебов, Тиверцев, Суличей и Северян, обложив Древлян данью, он собрал во едино почти всех Славян, воздвигнул города, и всей земле своей дал имя-Русь.

882.

Мимо Киева прошли Угры; начались войны с Печенегами; города продолжали строится; Святослав утвердил владычество над Древлянами; Владимир просветил Полян Христианством. Мало помалу Полянам последовали все единоплеменники; на поприще бытописаний явился новый, многочисленный, Крестом озаренный народ. Окрестности Киева на полнились селами, держава была неразделена; но с смертию Владимира она распалась на части, водворились междоусобия, Половцы стали тревожить Государство безпрерывными набегами. А между тем оно расширялось, все подвигаясь к востоку и северу. Суздаль и Владимир, Москва и Тверь и другие города, в последствии столь знаменитые, воздвигались один за другим. Но, не признавая их Русью, народ этим именем величал только древние владения Олега и Святослава, в которых сердцем был Киев, и где присутствовали глава Церкви и глава Князей. Так Киев удерживал за собою имя Руси даже и тогда, когда престол великокняжеский был перенесен уже из него, разоренного и разграбленного Андреем Боголюбским, во Владимир. С той поры быстрыми шагами подвигался к падению первопрестольный град. Он терпел разорение и от соотечественников и от иноплеменников. Рюрик Ростиславич и Князья Черниговские вторично взяли его приступом, сожгли Подол, а церкви и монастыри предали на разграбление.

988.
1015.
1055.
982.
1114.
1147.
1182.
1169.
1204.

Год от году междоусобная борьба усиливалась, и первое нашествие Монголов не надолго примирило Князей на степях Калки, где из одних Киевлян легло десять тысяч воинов, а с ними шесть Князей и семьдесят богатырей. С удалением кровожадных врагов, борьба домашняя возобновилась и снова была остановлена вторичным их нашествием, нашествием разрушительным, испепелившим до основания почти все города Южной Руси, а в том числе и Киев. Церкви Св. Василия, Десятинная и Киево-Печерский монастырь разорены были до основания; на их развалинах умерщвлен Митрополит Иосиф. Та же участь постигла монастыри Успенский-Елецкий и Троицкий-Ильинский в Чернигове и собор Спаса Преображения, там же Великим Ярославом воздвигнутый. В удел всему народу и Князьям достались властвование над развалинами городов и долговременное рабство у потомков Чингисхановых.

1224.
1240.

Уцелел только Глухов, чтобы через столетие, испытать почти столе же ужасное бедствие: в половине ХIV столетия в нем не осталось ни одного человека от мировой язвы. Несчастие, конечно, неравняющееся с Киевским опустошением: ибо, если, умирать, то лучше умирать зная, что наше добро врагам не досталось. Во время нашествия Татар, Глуховым владел Кн. Симеон Михайлович, сын Черниговскаго; уже в то время существовали Лодижин, Сосница и на реке Ворскол известно было урочище Олтава.


За несколько лет перед гибелью Руси, исчезло не многочисленное, но знаменитое войско наше составленное из иноверцев и пришельцев, поселенное не на островах Днепра, где потот прославились Запорожцы, но в городах но Днепру и по Роси. Оно называлось Черкасами и Козаками, т. е. людьми волными, и служило конницею Князьям Киевским предпочтительно. Я говорю о Торках, бедном остатке целого народа, известного в летописях под именем Черных Клобуков, загнанного в Россию Половцамы и построившего над Днепром город людей вольных, Черкасы, славившиеся древностию еще при Боплане и при Герберштейне. В 1120 году, этот народ, за страсти к грабежам, был изгнан обратно Мономахом в Азийские степи, и остатки его были слугами Князей в продолжение почти целого столетия.

1206.

С разрушением Монголами Киева, Чернигова, Галича и множества других сел и городов, знаменитейшая фамилия с немногими княжескими семействами удалились в Кнажество Литовское, и вступили в родство с тамошними владетельными князьями и вельможами; Простой народ остался под игом завоевателей, и только горстке скитальцев безприютных, но неподдавшихся под власть Ханскую, удалилось с пепелищ своей родины на Днепровские острова, защищенные непроходимыми тростниками и никем ненаселенные, и в землю Древлянскую, именуемую ныне Полесьем. Там, без жен и детей, питаясь звериною и рыбною ловлею, тревожа набегами врагов веры и отечества, они приняли имя исчезнувшего, но знаменитого войска Козаков и Черкас. Эти имена напоминали им набеги, удальство и безприютность их предшественников. И когда некоторые из них, устаревшие в шуме тревог, возвращались в родные села свои, возникавшие из развалин, тогда, не снимая с себя звания козацкого, они приучали сыновей своих к такой же жизни свободной и боевой, и передавали им свое козачество. Так составилось славное в последствии войско наше. Оно в то время не могло быть заметно, но чрез восемьдесят лет имело уже своих полководцев.