Малышев Эрнст
В борьбе с 'Криком'

Эрнст Малышев

В борьбе с "Криком"

1

С тех пор, как Гарри Плетер, один из богатейших людей планеты, вошел в состав Совета Интнаркопола, а вскоре стал его Президентом, дела нашей "фирмы" пошли совсем плохо. В связи с резким ростом преступности в мире, связанной с наркотиками, от Интерпола вначале отделилось подразделение, которое занималось только борьбой с этим, не знающим границ зловещим зельем. Вначале создали Международный центр по борьбе с наркоманией, а затем кому-то пришла в голову "блестящая" мысль создать Совет, который бы и руководил новой организацией - Интернациональной комиссией по борьбе с наркотиками. Мне что, я человек маленький. Пятнадцать лет своей жизни я отдал борьбе с наркотиками в Интерполе. Ну, привели меня в этот Центр. Поменяли "крышу". А дела-то не улучшились. Миллионы людей идут на любые преступления, забираются в чужие квартиры, угоняют автомобили, грабят и убивают лишь для того, чтобы добыть себе очередную дозу, вколоть ее в вену и забыться в десятиминутном "кайфе". Господи, сколько же таких искалеченных судеб навидался я на своем веку! Когда перед глазами - мертвое тело совсем молодого парня или девушки с изуродованными, рваными венами, вывернутыми суставами, изъязвленной кожей, покрытой страшными следами иголок, то такая ненависть охватывает и хочется выть от злости, что какая-то падаль положила себе в карман очередной миллион за продажу ампул "белой смерти". Что может быть чудовищнее, отвратительнее, когда эти недочеловеки жадно пересчитывают сотни, тысячи долларовых купюр, наживаясь на несчастных жертвах, готовых пойти на все, чтобы не болело тело, чтобы не ломала его дикая, невыносимая боль, чтобы не выкручивало, не выворачивало суставы, чтобы обмануть свой организм, усыпить его очередной порцией отравы. Ну а с тех пор, как Плетер стал одним из заправил Интнаркопола, наши и так не блестящие дела совсем стали никуда. Только мы наметим очередную секретную операцию по обезвреживанию какого-либо короля наркобизнеса, как она тут же проваливается. Казалось, все подготовлено, учтена каждая деталь, тщательно продумана и заранее проиграна любая мелочь, вплоть до одежды и экипировки каждого члена группы захвата, и все рушится. Главный преступник, как будто кто-то его предупредил, ускользает. Ускользает, как вода между пальцев, а в наше сито попадается всякая мелкая рыбешка... Посредники, торговцы с парой ампул за"пазухой да покупатели и клиенты. Ну кому, кому можно сказать о своих сомнениях и догадках? Разве что одному из приятелей, да и то, когда для разрядки хлебнешь порцию-другую виски. Когда мы работали в Интерполе, наши дела шли куда успешнее. Не без нашей помощи в свое время схватили некоторых "крестных отцов" наркомафии в Италии, Азии, Южной Америке да и у нас, в Штатах. А пошли у нас провал за провалом с тех пор, как появился на свет новый наркотик - криктон. Вначале никто не придавал ему значения. Какая разница - героин, кокаин, крэк или еще какая-нибудь гадость. Любое из этих веществ ведет к смерти. Как правило, от первой дозы до последней, роковой, проходит не больше восьми - десяти лет, а чаще и значительно меньше. Этот криктон кем-то настойчиво рекламировался как исключительно дешевый растительного происхождения обезболивающий препарат, "мягкий" и не вызывающий "привыкания". И действительно, на первых порах он даже показался панацеей от всех бед. В ряде наркологических центров были получены положительные результаты при лечении больных наркоманов с использованием криктона. После этого телевидение и пресса развернулись вовсю: "Криктон - спаситель Человечества от наркомании!", "Патентованное средство от "белой смерти"!", "Конец героину!" Началось повальное увлечение криктоном. Стали его продавать во всех аптеках и даже киосках в неограниченных количествах. Пара-другая лишних долларов найдется у каждого! Однако всеобщее отрезвление началось довольно быстро. Вскоре это так называемое "облегченное" наркотическое вещество стали употреблять в утяжеленных дозах да еще и с добавками. Кроме того, оказалось, что привыкание к крик-тону наступает не сразу, а спустя год, полтора и отделаться от пристрастия к нему уже практически невозможно. Эта проклятая штука настолько впивается в плоть и кровь, что ее оттуда не выцарапать никакими лечебными препаратами. Человек становился рабом криктона. Не зря его прозвали "криком". Это был настоящий крик - крик души! Крик тела! Крик плоти! Стоило наркоману пропустить один день и не покурить или не вколоть себе очередную дозу криктона, начиналась такая ломка, что и не снилось тем, кто продолжал пользоваться героином, кокаином и другими препаратами. Тело криктониста охватывала мучительная боль, он не стонал, а выл от нее. Жертва вертелась, изгибалась, крутилась на месте, как волчок. Человек орал, словно зарезанный, до крови кусал, грыз руки, доставал зубами даже пальцы ног. Это было ужасное, невыносимое зрелище. За ампулу "крика" он был готов продать и заложить душу дьяволу, но стоило только вколоть ее, как через пять-десять минут появлялась жажда новой порции... Плоть требовала только "крик" - героин и кокаин уже не помогали. А кто-то, невидимый, умело регулируя рынком сбыта, внезапно прекратил доступ "товара". Цены резко взлетели... Вот тогда кривая преступности рванула вверх, Правительства многих стран объявили "крик" врагом нации. Но было поздно... Перед десятитысячным аппаратом Интнаркопола была поставлена задача найти источники поступления криктона, пути его распространения и перекрыть их, захватив и обезвредив всю цепочку. А самое главное - нужно было добраться до того, кто стоял на вершине "пирамиды". Того, кто, спрятавшись где-то в дебрях Чикаго, Нью-Йорка или другого города, умело дергая за ниточки, через подставных лиц забрасывал улицы и перекрестки этим ядовитым зельем. Найти этого "малого" оказалось самым трудным и безнадежным делом. А когда у меня, Рональда Вентора, инспектора Интнаркопола, с появлением нового шефа, одна за другой стали проваливаться блестяще задуманные операции, тут поневоле было над чем задуматься: как-никак пятнадцать лет службы в Интерполе кое-чему меня научили, тем более начальство называло меня "парнем с мозгами", и я, кажется, не возражал против этого. Вот тогда-то и появились у меня некоторые сомнения, которые и следовало бы проверить. Частью из них я поделился со своим другом Джерри Таммом. Джерри, здоровенный черноволосый верзила, с огромными кулачищами с голову двухлетнего ребенка, даже подпрыгнул на своем стуле, когда я выложил ему все, что думаю по поводу Гарри Плетера. - Ты что, чокнулся? - зарокотал он своим трубным басом. - Не вздумай еще кому-нибудь вякнуть. Если Гарри узнает, то он тебя где угодно достанет и раздавит одним паль-. цем, как таракана. Затем задумался и пробормотал: - А может, ты и прав, старина. Что-то тут есть. Не зря в. последнее время мы нахватали столько шишек. А что если копнуть поглубже в его досье? Глядишь, и выловим какую-нибудь ниточку. - Тут не ниточка нужна, а целый канат. Его голыми пальчиками не возьмешь. Этот старый лис не случайно возглавил Совет нашей фирмы. Со всех сторон прикрылся. Без разрешения самого высокого начальства его не взять "под колпак". А без этого, сам понимаешь, нам его не зацепить,- возразил я. - Да, пожалуй, не зацепить, - согласился Джерри. - Но ты, Ронни, не темни. Я знаю тебя не первый год. Если бы у тебя на него ничего не было, ты не стал бы затевать эту игру. Выкладывай, все выкладывай, что есть в твоем багажнике. - О'кей! Я, действительно, покопался в "требухе" Плетера и кое-что там накопал.

2

Гарри Плетер сделал головокружительную карьеру в деловом бизнесе с появлением лакрола. Изобретение этого чудо-полимера на исходе XX века, которое Плетер приписал себе, совершило подлинную революцию в медицине, технологии производства роботов да и вообще практически во всех областях науки и техники. Лакрол - совершенно необычный материал, исключительно упругий и шелковисто-гладкий наощупь. Ему можно придавать любую конфигурацию, его можно выращивать до любых форм и размеров. Это был буквально незаменимый материал для изготовления человекоподобных роботов. Он прекрасно приживлялся к человеческому телу и мгновенно реагировал на любое мышечное или мысленное движение. Лакрол с успехом мог заменить любую человеческую конечность, потерянную вследствие увечья. Ноги и руки из лакрола ничем не отличались от настоящих, разве что на них не было волосяного покрова. Большая часть внутренних органов человека тоже с успехом поддавалась замене лакроловыми. Несмотря на его бешеную стоимость, модницы-женщины стремились завести себе лакроловые грудь и бедра. Благодаря тому, что коже из лакрола можно было придавать любой оттенок, а белый цвет, как известно, из моды не выходил никогда, то богатые негры и мулаты вживляли себе лакроловую кожу и с успехом щеголяли в ней, соревнуясь с .натуральными блондинками и белоснежными, сделанными из лакрола роботами. Фирма "Лакрол и К°", организованная Гарри Плетером, взяла монополию на изготовление человекообразных роботов-лакроробов. Лакророба практически было очень трудно отличить от человека, разве что первые, как все роботы, не нуждались в питье и пище, а вместо серого вещества у них в черепных лакроловых коробках сидели изящно выполненные в виде двух полушарий универсальные компьютеры. Представьте себе, как вышагивает, призывно покачивая бедрами, с размалеванными глазами и губами этакая белотелая красавица, а ты идешь сзади и думаешь, а не подсовывают ли тебе "пустышку" из лакрола. Действительно, какие чувства могут быть у сделанной по всем законам робототехники лакроловой женщины? Разве такие же искусственные, как и она сама. Однако многие попадались на эту удочку и даже женились на лакроробках... Правда слава богу, их пока не научили плодить детей, а то человечество просто осталось бы за бортом Истории. Ведь лакроробы оказались значительно умнее. Они не знали усталости, болезней, не поддавались никаким эмоциям, были незаменимыми служащими, секретаршами, продавцами, парикмахерами. Да мало ли где можно было использовать их как рабочую силу! Единственное, что могло смутить владельца любой фирмы, так это чудовищная сумма, которую необходимо было выложить за право приобретения этого человекообразного существа. Собственно, только это и отпугивало клиентов со средним достатком. Что касается крупнейших компаний, то чуть ли не каждый президент и вице-президент позволяли себе роскошь иметь одну, а то и двух хорошеньких лакроловых секретарш. За короткий срок Гарри Плетер, благодаря лакроробам, настолько разбогател, что стал одним из богатейших людей мира, а войдя в состав членов Совета Интнаркопола, был практически недосягаемым для Закона. Но грешки за ним водились, и немало. Кое-что мне действительно удалось раскопать. Во-первых, изобретателем лакрола был не он, а его брат-близнец, которого он держал как сумасшедшего где-то в Техасе, на одном из своих многочисленных ранчо. Мне пришлось изрядно попотеть, чтобы встретиться с одноклассниками, сокурсниками и друзьями Гарри Плетера. Гарри с детства отличался неусидчивостью и неимоверной ленью, зато был крайне хитер и изворотлив. В отличие от Джо, своего брата-близнеца, который жадно грыз гранит науки, Гарри все свободное время проводил на скачках и у игральных автоматов. Пользуясь своим необычайным сходством с братом, Гарри успешно закончил школу и поступил в Мичиганский университет. Джо приходилось "отдуваться" за обоих. Он то успешно сдавал экзамены за себя, то потом с таким же успехом за брата. У кого по-настоящему варил "котелок", так это у Джо. Он еще в университете опубликовал несколько интересных работ по технологии изготовления полимеров, по селекции растений, и профессора прочили ему блестящую будущность. По крайней мере доктор Ли Лоуренс утверждал, что Джо - будущий лауреат Нобелевской премии. После окончания университета Джо неожиданно исчез, а спустя некоторое время Гарри объявил его сумасшедшим, представил необходимые документы и стал единоличным владельцем солидной компании по продаже, автомобилей, которая досталась братьям в наследство от внезапно скончавшегося в расцвете сил отца. Вскоре Гарри получил всеобщее признание как изобретатель лакрола и основал свою теперь известную всему миру фирму "Лакрол и К°". У меня не нашлось пока достаточно веских документов, но имелось множество косвенных улик, что именно Гарри Плетер как никто другой причастен к афере с криктоном. Больше того, один из торговцев "криком", которого удалось "взять за горло", проболтался, что чуть ли не единоличным поставщиком криктона является тайное ранчо Плетера, расположенное где-то в Скалистых Горах. Правда, вскоре он от своих слов отказался, а его самого и жену с двумя детьми нашли с перерезанным горлом. Кстати говоря, всех, кто тем или иным образом касался криктона и по неосторожности или недомыслию болтал лишнее, на утро находили с перерезанным горлом...