Маркеев Олег
Австралийский газонокосильщик

Маркеев Олег Георгиевич

Австралийский газонокосильщик

Статья

Напишу политкорректный роман и издам его в Америке. А потом вдвоем с Михалковым экранизируем.

Главной героиней будет хромая мулатка с лесбийским наклонностями и трудным детством. (Никита хотел взять эту роль себе, но я уговорил отдать ее Кристине Орбакайте). Героем будет ее бой-френд, праправнук генерала Врангеля, страдающий от СПИДа и несовершенства мира. ( Единогласно решили отдать роль Меньшикову).

Наши герои живут в Калифорнии, поэтому собирают подписи в защиту тюленей Карского моря, коллекционируют фотографии Че Гевары и пишут письма в поддержку Моники Левински.

В день получения степени бакалавра околовсяческих наук в Университете Калифорнии, едва их черные шапочки с кисточками упадут на газон, постриженный , как затылок морского пехотинца, наша парочка рванет записываться в Корпус мира. дабы лично прекратить издевательства чернокожих аборигенов Якутии над тюленями, забивающих несчастных животных ради приготовления рагу на священном празднике рамадан. Но по ошибке они купят билет в Австралию.

А там плохие парни в шапках-ушанках - безработные ветераны КГБ и Штази, замышляют очередную подлость. Ветераны ?холодной войны? решили кастрировать всех самцов кенгуру. Кенгуру не смогут плодиться, и некому станет скакать по саванне и топтать кроликов. Ушастые монстры безумно расплодятся и сожрут все эвкалипты. И в первую же эпидемию простуды весь свободный мир вымрет без микстуры от кашля. Вот такие они гады, эти парни в ушанках. Ушанки они носят, потому что того требует устав ВС, и как сигнал, что явки провалены. Ни одной явки у них не осталось, поэтому ушанки они не снимают ни в жару, ни ночью. Мозги у них кипят, но парни терпят, ведь они профессионалы и настоящие мужчины.

Неожиданно парни в ушанках забывают про кенгуру и переключаются на нашу парочку. Теперь они решают лишить девственности бедную афро-американскую сиротку, чтобы вызвать расовые волнения среди аборигенов Австралии, тайно финансируемых движением Тигры освобождения Тамил-илама. Парни в ушанках рассчитывают, что аборигены объявят джиххад пингвинам, пингвины от страха дружно обкакаются, что вызовет таяние льдов Антарктиды. Талые воды затопят свободный мир и коммунизм победит во всем мире. Этот план разработал еще Троцкий в восемнадцатом году, но парни в ушанках предпочитают об этом не упоминать.

В ход идут подкуп, шантаж и ударные дозы ЛСД. Но дурочка упорно не соглашается.

Отпрыск барона Врангеля тоже категорически против, хотя его мнения никто не спрашивает. Обидившись, он надевает противогаз и весь фильм проходит в нем.

Неожиданно на помощь нашей парочке приходит бывший советско-израильский гражданин Даня, по прозвищу Данди-Бегемот. Он бывший парикмахер Одесского горкома партии, крепко пьет от тоски, в тайне от налоговой полиции подрабатывает ремонтом одноразовых зажигалок и умеет вычислять агента КГБ в каждом прохожем. (Михалков очень хотел играть Даню, но продюсер настоял, чтобы Даню играл Андрон Кончаловский).

В ночь на Широкую масленницу Даня вывозит нашу парочку в заброшенный отель на берегу океана. Плохие парни в шапках-ушанках окружают отель и вызывают на помощь иракскую подводную лодку.

Пока парочка, ставшая теперь троицей, мечется по Большому барьерному рифу, спасаясь от боевых пловцов Саадама Хусейна и тигровых акул, в Лэнгли узнают о коварных происках плохих парней в шапках-ушанках. На спасение кенгуру и всего мира от экологической катастрофы Америка посылает спецкоманду особо секретных и абсолютно непьющих агентов. Для маскировки хорошим американским парням выдают шапки-ушанки, тайно закупленные в одной южной республике СНГ, где всю жизнь носили только тюбетейки. Поэтому шапки-ушанки, изготовленные по спецзаказу, блестят от национальных узоров. Но это хорошо. Законопослушные граждане должны хоть как-то отличать хороших парней от плохих.

Сразу же по прибытию в Австралию мужская часть спецгруппы попадает под тлетворное влияние Дани и начинает хлестать пиво, водку, виски и самогон местного розлива. Старшая группы, единственная женщина среди хороших парней, решает действовать самостоятельно. (Никита хотел и эту роль взять себе, но стало жалко сбривать усы. Роль предложили Настасье Кински).

И сразу же влюбляется в афро-американскую хромую дурочку. Любовь между ними происходит в центре Большой пустыни. Бой-френд в этом не участвует, потому что дал подписку о нераспространении СПИДа и еще потому, что занят стрельбой по ливийскому спутнику, зависшему над издыхающей от жары и любви парочкой.

Спутник он сбивает последним выстрелом из АК-47 китайского производства. Но выясняется, что это американский спутник-шпион. В эпоху "холодной войны" его запустили следить за ростом озимых в СССР, но потом он перехватил информацию, что СССР накрылся, и с тех пор шпионил ради собственного удовольствия.

ЦРУшница ловко соединяет какие-то проводки на том, что осталось от спутника, и выходит на связь с Лэнгли.

А в подвале главного здания ЦРУ в это время допрашивают Монику Левински. Следственный эксперимент в самом разгаре, и манекен, изображающий Билла вот-вот должен кончить, поэтому шеф ЦРУ решает не отвлекаться по пустякам и передает трубку начальнику отдела спецопераций. Того контузило еще во время высадки десанта в Нормандии, и с тех пор со слухом у старика неважно. И с головой тоже. Но он мигом соображает, что это подставка. Докладывать в Белый дом об угрозе миру сейчас рискнет только самоубийца. Там Хиллари как раз производит собственное расследование с применением микроволновой печи и электросоковыжималки. Но старик - патриот Америки и большой любитель животных. И до пенсии ему всего ничего. Поэтому он решает рискнуть. Собственноручно, но незаметно от шефа, нажимает красную кнопку.

Через секунду американская армия начинает операцию "Жатва в пустыне".

В безоблачном небе Австралии распускаются белые купола. И прямо на головы нашей троицы сыпется 82-ая воздушно-десантная дивизия и весь Корпус морской пехоты. Мордатые сержанты принимаются загонять кенгуру, аборигенов и прочую живность в вертолеты. Авиация жжет напалмом окрестности. Со стратегических бомбардировщиков по заявке отличников боевой и политической подготовки транслируют "Полет валькирий". Спидонос, внук Врангеля, суетится между военными и орет, что нет ничего лучше, чем запах напалма на рассвете. Хотя давно стоит полдень. Поэтому его принимают за дурака-конгрессмена и не трогают. ЦРУшница узнает среди морпехов своего сводного брата, которого считала погибшим в Ираке, но толком поговорить им не дают. (Морпеха с усами Михалкова буду играть я). Грохочет атомный взрыв. А когда оседает радиоактивная пыль, ни военных, ни кенгуру уже нет. Все улетели. Даже кролики.

Посреди пустыни остаются трое: ЦРУшница, афро-американка, успевшая влюбиться в ее брата, и спидонос, после взрыва чудом излечившийся от СПИДа и наследственной олигофрении. Он вдруг вспомнил, где находится Сибирь, и что корейцы в ней вырубают пробковые леса, и теперь просится домой, в Россию.

"Мишн из овер", - шепчет ЦРУшница и падает в обморок от солнечного удара.

Финал. В единственном уцелевшем на всем континенте кабаке " У Дани" гуляют люди в ушанках. Они пьют фирменный самогон "Анкл Даня", играют в карты и время от времени вербуют друг друга. Завербованный платит за выпивку. Кругом выжженная атомным взрывом пустыня, но им весело. Вдруг все замолкают.

По пустынной дороге к бару бредут ЦРУшница в обнимку с афро-американской подружкой. Сзади еле волочит ноги бывший спидонос в противогазе. Они смертельно устали, но улыбаются голливудскими улыбками. ЦРУшница обгорела до красноты, мулатка посинела от какой-то гадости, распыленной напоследок военными, бывший спидонос остался бледно-белым.

Красно-сине-белый цвет троицы навевает части парней в ушанках патриотические чувства. Они вскакивают, прижав шапки с золотым шитьем к груди, и начинают петь: "Америка, Америка". Другие ребята, не снимая ушанок, затягивают кто "Вставай страна огромная", кто "Дойчланд, Дойчланд юбер алес". Но получается у них плохо. Даня смахивает слезу. Сначала не знает, что петь. Потом, заглушив всех, выводит: " Ой ты, степь широ-о-о- о-кая". Тонким голосом ему вторит бывший спидонос и праправнук генерала Врангеля.

Песню дружно подхватывает сводный хор спецагентов КГБ, ЦРУ и Штази. Песня плывет над опаленной солнцем пустыней гимном вечному миру и общечеловеческим ценностям. Девушки, целуясь, плачут.