ВВЕДЕНИЕ

В издательстве

В оффисе Тим Ватердип Лимитед, самой преуспевающей издательской фирмы на всем Фаэруне, последние несколько недель царило напряжение. Джастин Тим, самый удачливый издатель Фаэруна, беспокоился о предстоящих публикациях. В Городе Роскоши было хорошо известно, что ТВЛ (как обычно называли издательство) собирается выпустить две самых ожидаемых своих книги.

Роман Кормир был широко разрекламирован, и число заказов на него уже побило прежний рекорд для первого романа в серии. У Путеводителя Воло по Долинам были все шансы стать самым успешным томом в серии путеводителей, которые писал журналист, претендовавший на титул самого опытного путешественника в мире.

Без сомнений, в настоящий момент список ТВЛ был на высоте, и все же Джастин Тим был озабочен. В отличии от покупателя, продавца или читателя, издатель редко беспокоится о тех книгах, что уже издаются. Его беспокойство вызывает обычно список на следующий сезон, книги, которые еще только редактируются и готовятся для публикации; и расписание на следующий год — книги, по которым еще надо заключить контракты, обеспечивая успешность работы фирмы в будущем.

Джастин Тим был обеспокоен, поскольку пока что ничего обеспечивавшего успех на его письменный стол не попало, и нечем было подкрепить текущий урожай бестселлеров.

Хотя обсуждалась книга, следующая за Кормир, (возможно сиквел, а может быть нечто совершенно независимое, например Эвермит), автор ее, Гринвуд Грабб, начинал демонстрировать симптомы “звездной болезни”, и потел над каждым словом. Кормир был написан во время ежегодного отдыха стареющего ученого, а теперь Грабб завил, что новая вещь займет втрое больше, выразившись в том смысле, что артисту надо дать время на то, чтобы могли течь творческие флюиды. Тим предполагал, что флюиды будут течь достаточно высокоградусные, и течь они будут пока не исчезнет гонорар за предыдущую книгу. Так что ученый заставит себя заняться следующим опусом только тогда, когда его окончательно прижмет. К сожалению, в зависимости от экстравагантности вкусов автора это могло растянуться на несколько сезонов. Конечно, успех книге — когда она наконец выйдет — был практически обеспечен, но никто, и в особенности кредиторы ТВЛ, не ожидали от издательства приостановки работы до этого времени.

Куда более неприятным для Джастина были, однако, обстоятельства вокруг другой серии.

ТВЛ всегда было единственным издательством книг легендарного Волотампа Геддарма, и Тим всегда рассматривал успех многочисленных “путеводителей Воло” как продукт истинного партнерства в издательском деле. Он полагал, что Воло рассматривает его больше чем как просто издатель, возможно даже что-то вроде отца (или, скорее, старшего брата — возраст их не настолько отличался). И сам он думал о Воло не просто как о наемном авторе; он был дойной коровой издательства, курицей, несущей золотые книги. Он был большой редкостью: надежный автор.

Это воистину было благословенное богами сотрудничество. По крайней мере, еще несколько месяцев назад.

Джастин поскреб лысину. Уже давно лишившись волос, теперь он еще обзавелся множеством морщин, взбиравшимся наверх от бровей. Он никак не мог понять, что за кошка между ними пробежала.

Они договорились встретится за ланчем, как то было у них в обычае, но Воло послал сообщение, отменявшее встречу, по причине занятости. Джастин тогда ничего особого не подумал. Просто решил, что Воло стыдится встретится с ним, не в состоянии предложить никакого нового проекта для печатного станка ТВЛ, особенно учитывая, что его Путеводитель по Тенистой Долине уже прошел половину производственного цикла. Пожав плечами, Джастин решил отдохнуть остаток дня.

На следующий день, явившись в оффис, он обнаружил, что Воло заходил в середине дня, потребовав плату за какую-то рукопись, которую, как он утверждал, должны были доставить тем же утром. Если бы Джастин был на месте, можно было бы уладить дело; но слишком эмоциональный работник (позднее уволенный) довольно грубо обошелся со звездой издательства, к тому же прочитав ему нотацию за невыполнение обещаний перед уважаемым издателем (по поводу ланча).

С тех пор от автора не было слышно ни слова, и Джастин был весьма обеспокоен.

“Куда мне теперь посылать следующий платеж по гонорару?” волновался издатель. “И главное, что теперь будет с новым путеводителем Воло? Мы говорили насчет региона Лунного Моря. Без этого список на следующий год опустошен как Битва Костей.”

Пейдж Латур, последняя в длинном списке его секретарей, войдя в оффис осталась незамеченной погруженным в себя боссом. “Джастин, то есть мистер Тим”, сказала она, отрывая его от беспокойных мыслей, и протянула ему запечатанный пергамент. “Посыльный только что оставил это для вас”.

“Наверно еще один желающий публикаций”, остутствующе сказал издатель. “Отошлите это назад не читая. Процедуру вы знаете”.

“Я думаю, вам стоит посмотреть это”.

“Не сейчас”, вежливо ответил он. “Разберитесь с этим, пожалуйста, и не отвлекайте меня”.

“Но босс”, настаивала она, “В самом деле, я думаю вам стоит прочесть. Это от какого-то парня по имени Волотамп, и я подумала, может вы сможете его уговорить чуть укоротить имя, и занятся этими путеводителями Воло, о которых вы сейчас так беспокоитесь”.

“Волотамп?” переспросил Тим, отвлеченный от печальных раздумий.

“Да, босс”, ответила она. Погладив себя по голове она добавила, “Отличный план я придумала, правда?”

“Дайте-ка мне письмо”, приказал издатель.

“Конечно”, ответила Пейдж. “Могу я теперь быть редактором? Вы обещали показать мне как это делать, но пока что показали только…”

Джастину хватило одного взгляда на почерк чтобы мгновенно опознать руку.

“Мисс Латур”, прервал ее Джастин. “Это не лучший кандидат на роль фальшивого Воло”.

“Нет?” спросила она, удивленная реакцией босса.

“Нет, это от Воло настоящего”, ответил он.

“Вот как”, проворчала она, даже не пытаясь скрыть разочарования. “Думаю, я еще не готова быть редактором”.

Мисс Латур быстро вышла из оффиса, а Тим углубился в чтение.

Джастин,

Все прощено.

Путеводитель по Лунному Морю еще в работе, но к сроку закончу.

Можем обсудить том по Магии когда я вернусь (могу я предложить ланч?)

До этого, пожалуйста, подыщи мне в Зале Корабелов какой-нибудь кораблик (ты же знаешь, мои гонорары позволят не только это).

Всего хорошего,

Воло

P.S. Я работаю над другим проектом, который заставит путеводитель по Лунному Морю выглядеть как прошлогодний ‘Кто есть кто в Зентарим’, но пока что я собираюсь держать тебя в неведении насчет него (Хи-хи!)

Издатель несколько раз перечел письмо, одновременно вытирая бровь развязанным галстуком. Он был рад, что трения возникшие по неизвестной причине вроде бы разрешены, но все еще не был полностью успокоен. Значит ли это, что том по Лунному Морю будет готов вовремя или нет, и что это еще за новый проект? Воло всегда обожал загадки, каламбуры и головоломки. Возможно, в записке есть и подсказка, и может быть, решение будет означать и спасение ТВЛ.

Ну-ка, ну-ка….

ОГНИ НАРБОНДЕЛЬ — Марк Энтони

Глава 1. Мастер оружия

В Подземье тысяча смертей — тысяча разнообразных ужасов, рыщущих в темных пещерах, притаившихся под гладкой поверхностью черных озер, и каждый ждет случая разорвать плоть неосторожного — когтем, клыком, разъедающим ядом. Наверху, на поверхности, животные убивают чтобы есть, чтобы жить. Но создания, населяющие темные лабиринты глубоко в недрах Торила убивают не ради жизни, ибо сама жизнь для них агония. Их направляют на убийство безумие, ненависть, атмосфера зла, пропитавшего каждый камень. Они убивают потому, что только в убийстве могут на время найти облегчение.

Тихо как тень скользящая по другой тени двигался по коридору, обрамленному грубыми стенами, Закнафейн — мастер оружия дома До’Урден, Девятого Дома Мензоберранзана, древнего города темных эльфов. Своего верхового ящера, он оставил позади, приказав ему прилепиться сбоку к массивному сталагмиту. Как бы не были быстры и беззвучны гигантские рептилии, Зак предпочитал полагаться на собственное мастерство маскировки на последнем этапе пути. Идти осталось недалеко.

Как призрак он погружался все дальше во Тьму.

Владения, дикая область за границами подземного города. Его темная кожа и черная одежда из кожи рота сливались с темнотой, разлитой в воздухе, а пышные белые волосы скрывал глубокий капюшон пивафви, зачарованного плаща дроу. Только слабое красное сияние глаз — глаз, не нуждавшихся в свете, распознававших различные степени тепла, излучавшегося камнем и плотью, и любой другой вещью — говорило, что это не просто дыхание воздуха прошло по коридору, но живое существо.