{45 Эта классификация трудов Аристотеля лежит в основе той, что принята в наши дни, согласно которой подлинные сочинения Аристотеля распределяются по трем разрядам: экзотерические (опубликованные при жизни, главным образом диалоги); собрания материалов и выписок; эзотерические (научные трактаты, оформленные зачастую в виде «конспектов лекций»).}

{46 331—330 гг. до н. э.}

(9) В ответ на это Аристотель написал ему: "Знай, что акроатические книги, об издании и утрате тайны которых ты сожалеешь, и изданы, и не изданы, потому что они будут понятны только тем, <кто нас слушал>". {47}

{47 Вставка Гертца по аналогии с приведенным ниже греческим оригиналом.}

(10) Ниже я привожу текст того и другого письма, взятый из книги философа Андроника. {48} <Не знаю, смог ли я воспроизвести> {49} тончайшую нить изящнейшей краткости обоих писем: (11) "Александр Аристотелю желает здравствовать. Ты неправильно поступил, издав акроатические сочинения. Ибо чем же мы будем отличаться от других, если речи, которыми ты нас воспитывал, станут доступны для всех? А я хотел бы отличаться скорее знанием о лучшем, чем могуществом. Прощай".

{48 Андроник Родосский (сер. I в. до н. э.) — перипатетик, живший в Риме в эпоху Цицерона; систематизировал и издал основные трактаты Аристотеля.}

{49 <Assecutus sim nescio> — дополнение Гертца; в тексте незначительная лакуна.}

(12) "Аристотель царю Александру желает здравствовать. Ты написал мне об акроатических речах, полагая, что следует держать их в тайне. Итак, знай, что они и изданы, и не изданы; ибо они понятны только тем, кто нас слушал. Прощай, царь Александр". {50}

{50 Fr. 662 Rose. У Геллия оба письма приведены по-гречески.}

(13) Пытаясь передать одним латинским словом греческую фразу ξυνετοί γάρ ει̉σιν ("ибо они понятны"), я нашел только то, что написал Марк Катон {51} в шестой книге "Начал": "Итак, я полагаю, - говорит он, - что понятие (cognitio) вполне понятно (cognobilior)". {52}

{51 Марк Порций Катон Старший — см. комм. к Noct. Att., I, 12, 17.}

{52 Fr. 105 Peter. Cognobilis — архаизм, более нигде не засвидетельствованный.}

Глава 6

Рассмотрение вопроса о том, как правильнее говорить: "habeo curam <vestri" или> {53} "vestrum" (я забочусь о вас)

{53 Общепринятое издательское дополнение.}

(1) Я спрашивал у Апполинария Сульпиция, {54} когда, будучи юношей, всюду следовал за ним в Риме, по какой причине говорится: "Я забочусь о вас" (habeo curam vestri) или: "Я сожалею о вас" (misereor vestri), и каков, как кажется, должен быть прямой падеж (casus rectus) от [употребленного] в данном случае uesiri? {55} (2) На это он ответил мне так: "Ты спрашиваешь у меня о том, что мне давно уже не дает покоя. Ибо кажется, что следует говорить не vestri, a vestrum, как говорят греки: "Я забочусь о вас" (ε̉πιμελου̃μαι υ̉μω̃ν, κήδομαι υ̉μω̃ν), где слово ϋμων (вас) лучше по-латински передать словом vestrum, чем vestri, а именительный падеж, который ты назвал прямым (rectus), {56} от него - <vos (вы)>. {57} (3) Однако я обнаружил, что во многих местах говорится nostri и vestri, а не nostrum и vestrum. Луций Сулла во второй книге "Деяний" пишет: "Если может случиться так, что даже теперь мысль о нас (nostri) придет вам на ум и вы скорее сочтете достойным рассматривать нас как сограждан, а не как врагов, чтобы мы лучше сражались на вашей стороне, чем против вас, то это выпадет нам на долю не по нашей заслуге {58} и не [по заслуге] наших предков". {59} (4) Теренций в "Формионе" говорит:

{54 Аполлинарий Сульпиций — см. комм, к Noct. Att., II, 16, 8.}

{55 Множественное число мужского рода, а также генетив мужского и среднего рода от притяжательного местоимения vestri (ваши) совпадает с родительным падежом личного местоимения vos (вы).}

{56 На отсутствие единой для всех грамматиков терминологии Гел-лий указывает в Noct. Att., ХШ, 26, где отмечены особенности словоупотребления Нигидия Фигула. В классической латыни формы nostri (нас) и vestn (вас) употреблялись в качестве genetivus objectivus, тогда как nostrum и vestrum имеют исключительно партитивное значение (из нас, из вас). Таким образом, Нигидий в данном случае предлагает кальку с греческого без учета значения формы в латинском языке.}

{57 Дополняет Герти.}

{58 Immerito — конъектура Мадвига, рукописное чтение — merito.}

{59 Fr. 3 Peter.}

Ita plerique ingenio sumus omnes, nostri nosmet paenitet.

(Мы от природы таковы: всяк недоволен сам собой). {60}

{60 Тег. Phorm., 172. Перевод А. В. Артюшкова. Это первый случай употребления формы nostri. которую Плавт еще не использует.}

(5) Афраний {61} в тогате:

{61 Луций Афраний — см. комм, к Noct. Att., Χ, 11, 8.}

Nescioqui nostri miseritust {62} tandem deus.

{62 Miseritust — конъектура Риббека; рукописи дают miseritus. }

(Бог какой-то, кто не знаю, пожалел нас наконец). {63}

{63 V. 417 Ribbeck. Перевод А. Я. Тыжова.}

(6) И Лаберий {64} в "Некромантии":

{64 Децим Лаберий — см. комм, к Noct. Att., I, 7, 12.}

Dum diutius detinetur, nostri oblitus est.

(Он, покуда делом занят, нас совсем уже забыл). {65}

{65 V. 62 Ribbeck. Перевод А. Я. Тыжова. Еще один фрагмент этого мима Геллий цитирует в Noct. Att., XVI, 7, 12.}

(7) Далее, несомненно, - продолжал он, - что во всех этих [выражениях]: <nostri paenitet (досадует на нас)>, {66} nostri oblitus est (забыл нас), nostri misertus est (пожалел нас) - употреблен не тот же падеж, какой поставлен во [фразах]: mei paenitet (досадует на меня), mei misertus est (пожалел меня), mei oblitus est (забыл меня). (8) Слово mei (меня) стоит здесь в вопросительном падеже, который грамматики зовут генитивом, и склоняется в соответствии с формой ego (я), множественное число от которой - nos (мы). Tui (тебя) также склоняется в соответствии с формой tu (ты); таким же образом множественное число от него - vos (вы). (9) Ибо такое склонение использует и Плавт в "Псевдоле" в следующих стихах:

{66 Добавляет Скутш.}

Si ex te tacente fieri possem certior,

Ere, quae miseriae te tam misere macerent,

Duorum labori ego hominum parsissem lubens:

Mei te rogandi et tui respondendi mihi.

(Коль мог бы что-то я узнать из твоего молчания,

Мой господин, что за напасть тебя так сильно мучает,

Двоих бы от трудов пустых сумел я враз избавить:

Меня (mei) вопросы задавать, тебя (tui) -

на них мне отвечать). {67}

{67 Plaut. Pseud., 3—6. Перевод А. Я. Тыжова.}

Ибо Плавт производит здесь форму mei (меня) не от meus (мой), а от ego (я). (10) Итак, если ты захочешь сказать вместо pater meus (мой отец) pater mei (отец меня), как греки говорят ο̉ πάτηρ μου, ты скажешь, хотя и необычно, но совершенно правильно, так же, как Плавт говорит labori mei (труд меня) вместо labori mео (мой труд). (11) В этом же самом смысле во множественном числе Гракх сказал misereri vestrum (жалеть о вас), {68} а Марк Цицерон - contentio vestrum (претензия к вам) и contentione nostrum (претензия к нам), {69} а Квадригарий {70} в девятнадцатой книге "Анналов" поместил следующие слова: "Гай Марий, когда-нибудь ты пожалеешь о нас (nostrum) и о государстве!" {71} Итак, почему Теренций [говорит] paenitet nostri, а не nostrum (недовольны нами), Афраний же - nostri miseritus est, а не nostrum (пожалел нас)? (12) Ничего, клянусь Геркулесом, не приходит мне в голову на этот счет, кроме влияния какой-то древности, говорившей без излишней опаски и тщательности. Ибо часто писали vestrorum (ваших) вместо vestrum (вас), как в этом стихе комедии Плавта "Привидение":

{68 Fr. 64 Malc.}

{69 Cic. Pro Plane, 16; Div. in Caec, 37.}

{70 Квинт Клавдий Квадригарий — см. комм, к Noct Att., I, 7, 9.}

{71 Fr. 83 Peter.}

Verum illuc esse maxima pars vestrorum intellegit,

(Что это верно, большая часть ваших понимает), {72} -

{72 Plaut. Most., 280.}

где он хотел сказать: maxima pars uestrum (большая часть из вас); так же иногда говорится uestri вместо uestrum. (13) Но, без сомнения, тот, кто хочет говорить наиболее правильно, будет говорить скорее uestrum, чем uestri. (14) И потому совершенно бесстыдно поступали те, кто во многих экземплярах Саллюстия портил это совершенно правильное написание. Ибо там, где в "Каталине" написано: "Часто предки вас (vestrum) жалели о римском народе", {73} они затирали uestrum и надписывали vestri, {74} откуда эта ошибка проникла во многие книги".

{73 Sall. Cat., XXXIII, 2.}

{74 To есть «ваши предки»; вся эта глава построена на близости и смешении форм личных и притяжательных местоимений.}

(15) То, что сообщил мне Аполлинарий, я запомнил и тогда же записал так, как это было сказано.

Глава 7

<***> {75}

{75 Заголовок утрачен.}

(1) У греческих поэтов замечается удивительное и даже почти смешное несоответствие в рассказах о числе детей Ниобы. {76} (2) Ибо Гомер говорит, что у нее было шесть сыновей и шесть дочерей, {77} Еврипид - что их было семь и семь, {78} Сапфо - девять и девять, {79} Вакхилид {80} и Пиндар {81} - десять и десять, а некоторые другие авторы писали, что их было всего трое. {82}

{76 Ниоба — в греческой мифологии супруга фиванского царя Амфиона. Гордясь своим многочисленным потомством, она похвалялась своим превосходством над богиней Лето, родившей лишь двух детей: Аполлона и Артемиду. В наказание за дерзость Аполлон и Артемида поразили стрелами всех детей Ниобы.}

{77 Ноm. Il., XXIV, 602.}

{78 Eurip. Роеn., 159, а также fr. 455 Nauck.}

{79 Fr. 89 Lobel.}

{80 Fr. 46 Snell.}

{81 Fr. 76 Turyn.}

{82 Ср.: Apollod., III. 5, 6; Ael. Var. Hist., XII, 36. Наиболее распространенный вариант — семь и семь.}