Энн Маккефри, Тодд Маккефри
АРФИСТ ДРАКОНОВ

Персонажи

В ЦЕХЕ АРФИСТОВ

Муренни, Главный Мастер Арфистов Перна

Биддл, Мастер Голоса

Калдазон, Мастер Инструментов

Леннер, Главный Мастер Целителей Перна

Селора, Главный Повар


Подмастерья:

Иссак, Тенелин, Герин


Ученики:

Киндан, Нонала, Келса, Верилан, Ваксорам.


В ФОРТ ХОЛДЕ

Бемин, Лорд-владетель

Саннора, Леди-владетельница

Семин, Баннор, их сыновья

Кориана, Фиона, их дочери


В ХОЛДЕ СТРАЖЕЙ ПОРОГА

Ализа, Мастер-воспитатель стражей, королева Алиск

Микал, бывший всадник дракона

Арелла, дочь Ализы

Джейтен, житель холда Стражей Порога


В БЕНДЕН-ВЕЙРЕ

М’тал, Предводитель Бенден-Вейра, бронзовый дракон Гаминт’

Салина, Госпожа Вейра, королевский дракон Брет’а


В ИСТА-ВЕЙРЕ

К’район, Предводитель Вейра, дракон — бронзовый Нинант’

Ж’лантир, Командир крыла, дракон — бронзовый Лолант’

Ж’трел, синий всадник, дракон — Талит’

Пролог

Сердце дракона

Дракона огонь

Всадника право

Летать высоко


ИСТА ВЕЙР, после приземления (ПП) 495,4

Густые брови Ж’лантира собрались, как грозовые тучи, и он сердито посмотрел на всадников своего крыла. Он призвал их к себе, и встретился с ними в вейре Лолант’а. Присутствие его бронзового дракона, глаза которого грозно мерцали красным огнем, не оставляли крылу всадников никаких сомнений в его настроении.

— Семь дней! — рявкнул он. — Вас не было целых семь дней!

Он уставился на каждого из них по очереди, заканчивая Ж’трелом и его партнером, K’надом.

Ж’лантир догадался, что Ж’трел ничего не скажет, но K’над похоже нервничал или ему было очень смешно?

У всех всадников были мешки под глазами, как будто они провели без сна всю семидневку. Молодой Ж’лиан стоял, прислонившись к В’согу, который сам едва держался на ногах. M’жиал и Б’зим тайно поддерживали друг друга.

Хмурый взгляд Л’кала под густыми бровями был тяжелым и направленным на остальное крыло, но старший всадник сохранял стоическое молчание.

«Будут продолжать увертываться, без сомнения», подумал кисло Ж’лантир. Их драконы выглядели еще хуже, бледные и измученные. Ж’лантир никогда не слышал о драконах, истощенных из-за выходки их всадников. Он прищурил глаза и посмотрел повнимательнее на K’нада. Он загорел!

— Где же вы были все это время? — зарычал Ж’лантир.

K’над опустил голову, медленно ею покачивая. Ж’лантир поджал губы и сурово посмотрел вдоль остальной части шеренги мужчин, которые составляли его пропавшее крыло. — Где вы все были?

Он осмотрел шеренгу, ища, кто мог бы ответить.

— Мы выполняли важную миссию, — наконец сказал Ж’трел. Другие посмотрели на него и кивнули с облегчением.

— Очень важную, — добавил K’над с утвердительным кивком.

— Это настолько важно, что я не знаю об этом? — резким тоном спросил Ж’лантир.

K’над сконфуженно на него посмотрел и хотел было ответить, когда Ж’трел толкнул его, качая головой. — Он сказал, что не поверит нам, помнишь? — шепнул K’наду Ж’трел так тихо, что Ж’лантир не слышал его.

K’над набрался сил после слов своего партнера и посмотрел Ж’лантиру в глаза. — Вы сказали не говорить, пока не придет время.

— Я сказал? — опять заорал Ж’лантир, в результате чего K’над опять сник.

— Я не помню, чтобы говорил нечто подобное, — продолжил Ж’лантир, когда стало ясно, что K’над взял себя в руки. — Я вам скажу, что я думаю, — сказал он всадникам. — Я думаю, вы все уехали куда-то и слишком много выпили и не можете отличить вчера от сегодня. Половина его всадников испуганно посмотрело на него, как если бы он читал их мысли.

— И, чтобы разобраться со всем этим, — продолжил он, — сегодня мы будем проводить тренировку.

— Можем ли мы повторить изученные точки отправления? — спросил внезапно К’над.

Остальные члены крыла посмотрели в его сторону, а затем пробормотали что-то в знак согласия.

Ж’лантир не мог в это поверить. Он никогда не мог добиться от своего крыла, чтобы они повторяли перемещения по изученным точкам отправления.

— По всему Перну? — добавил Ж’трел.

— Мы хотели бы этого.

— Вы хотите, не так ли? — сказал кисло Ж’лантир. Это было именно то, что он собирается сделать со своим крылом, чтобы проучить их. Ну, немного проучить. Тренировка на изученных точках отправления была утомительна и скучна настолько, что всадники обычно предпочитали избегать такой работы. Он был удивлен, что его всадники настолько стремятся к работе, это немного подозрительно. Но, так как у него нет других планов, достаточных для наказания, он мог только согласиться.

— По всему Перну, да? — повторил он. — Помните, что вы просили этого.

— Можем ли мы в первую очередь накормить драконов? — спросил К’над. — Они очень голодны.

— Хм, — пробормотал Ж’лантир. Драконы питались накануне. Драконы обычно ели только раз в неделю. Он еще раз взглянул на свое крыло всадников и заметил, как они устали. Он уставился на Ж’трела, но синий всадник лишь пожал плечами.

«Нет смысла наказывать драконов за проделки их всадников», решил Ж’лантир.

— Хорошо, вы можете накормить драконов и отдохнуть сегодня.

Его всадники смотрели на него с удивлением и благодарностью.

— Завтра, — продолжил он, — до рассвета, мы начнем тренировку по изученным точкам отправления.

Ж’лантир повернулся и ушел, уже предвкушая то, как его будет распекать Предводитель Вейра К’район — Командиры крыльев не должны были терять свои крылья на семь дней. Как бы то ни было, но он не стал возвращаться, когда один из его всадников пробормотал:

— Он сказал, что он будет таков.

И еще один ответил:

— Но оно того стоило.

Глава 1

Белая туника, большие надежды

Площадка Рождений, горло сжалось

Тепло песка, качание яйца

И треснет скорлупа, так говорят сердца.


ВЕЙР ПЛОСКОГОРЬЕ, ПП 495.8

— Надень это, — сказал Д’вин Кристову и они двинулись в сторону Площадки Рождений. Белая туника была традиционной одеждой кандидатов на Запечатление, это знал каждый ребенок на Перне из Обучающих Баллад.

Кристов вдруг понял, что его сердце быстро стучит, а в горле пересохло.

За время, не намного превышающее то, за которое бронзовый дракон Д’вина проходит Промежуток и достаточное для того, чтобы кашлянуть три раза, Кристов прошел путь от шахтера, восстанавливающегося от полученной травмы до статуса кандидата на Площадке Рождения.

«Это не может быть, — подумал он. — Это должен был быть Пеллар. Пеллар, немой Арфист, который спас Кристова, когда его шахта рухнула, спас Кристова, когда Теним нарочно взорвал старый рудник огненного камня, и тот, кто был обладателем огненной ящерицы, пока охотничья птица Тенима ее не убила — и чуть было не убила Пеллара. Пеллар заслуживает того, чтобы быть кандидатом… Но Пеллар настоял на том, что он останется в новом Файр Холде. Он хотел помочь молодой бездомной девушке, Халле, управлять изгоями Перна, чтобы искупить их вину добычей огненного камня для Перна».

— Кристов! — долетевший до его уха голос, удивил его. — Ты здесь! Превосходно!

Глаза Кристова округлились, когда он узнал Киндана. Обороты назад они с Кинданом были врагами. Кроме того, Кристов был озлоблен на стражей порога, потому что так его научил отец. Отец Киндана был воспитателем стража порога, человеком, который был связан с безобразным существом, которое обожало ночь. И было очень отдаленным собратом больших драконов, которые защищали Перн.

Зараженный позицией своего отца, Кристов злился на Киндана, и они много раз дрались юнцами. В конце концов, как бы то ни было, Кристов понял, что прав был Киндан, а его отец был не прав — и Кристов должен был найти в себе силы, в раннем возрасте сделав выбор взрослого мужчины — сделать то, что правильно, а не то, что от него ожидают.

Он начал относиться к безобразным стражам порога с уважением, граничащим с благоговением. И теперь он приветствовал Киндана с широкой улыбкой.

Киндан увидел тунику, зажатую в руке у Кристова, и его брови приподнялись. Он поднял свою руку и продемонстрировал Кристову, что также имеет тунику кандидата.

— Великолепно, мы можем пойти вместе — сказал он Кристову, когда он накинул свою тунику через руки и подвязал ее белым поясом.

Кристов удивленно сказал:

— Я думал ты хочешь стать арфистом…

— Арфисты тоже могут быть всадниками — ответил Киндан с широкой улыбкой.

— Ты уверен в Запечатлении, после того, как был воспитателем стража порога, — сказал Кристов, — Может даже бронзового!

Киндан помотал головой.

— Я буду счастлив просто Запечатлеть, — ответил он, — Бронзовых я оставлю тебе.