Заворотняя Инесса Олеговна
Алина Дымова


Часть 1
Ничего личного

Предисловие

— Имя?

— Алина Викторовна Дымова

— Возраст?

— 23 года. Пол спрашивать будете? — ну не удержалась я, не удержалась! Сами виноваты, нечего такие глупые вопросы при приеме на работу задавать! Я здесь уже второй час сижу, а эта тетенька — начальник отдела кадров — только сподобилась спросить мое имя!

— Родственники имеются?

— Тетя. Дымова Оксана Викторовна, 47 лет, археолог.

— Связи с Верхним островом? — а вот этот вопрос меня больше всего смешит. Вот раньше было одно государство, состоящее из двух островов. Ну рассорились. Ну захотелось нам, жи-телям нижнего острова равноправия. А монарх на редкость флегматичный был. Ему проще было отдать часть страны, чем бороться за трон. Ну и в итоге имеем две страны: Верхний ост-ров во главе с монархом, и Нижний остров — с президентом. Так было ж это 100 лет назад! Чего до сих пор делить?! А главное какие связи могут быть с Верхним за сто лет абсолютной от него изоляции?!

— Нет.

— Личная жизнь? — ей-богу, чуть не ляпнула. Вот какое им дело до моей личной жизни?! Уфф! Если б мне настолько не нужна была работа, хрен бы я терпела все это! К сожалению, с моим образованием единственное мое место это государственная служба безопасности. Вот какого меня понесло туда учиться? А всё дядя Слава (друг моей тети): "У тебя талант! У тебя способности!" А мне теперь мучайся! И главное соврать нельзя! Тут такие физио… э-ээ… ко-роче по мимике такие профи сидят, что не стоит даже пробовать, а то еще срок получишь!

— Ничего личного, — четко ответила я, пожимая плечами. Тетка сквозь очки просканиро-вала меня своим взглядом. Ищет изъяны. Не-е, они-то у меня есть. А вот личного и правда ничего. Пара-тройка друзей, но я так понимаю, она не об этом спрашивала. Я — птичка воль-ная. Свободу люблю. Да и не тянет меня пока на все эти страсти любовные. Наверное, еще не время. А может и не мое это всё вовсе.

Дело № 1
"О пропавшем автомобиле"

Глава 1

Он проснулся, почувствовав легкий едва уловимый запах свежих духов. Следующим ощущением было ощущение тупой боли. Открыв глаза, он невольно улыбнулся. Рядом с ним лежала девушка, которая в данный момент для него была краше всех. Наверное, почувствовав его взгляд, девушка открыла глаза

— Прости, что так нагло залезла, — улыбнувшись, сказала она слегка хриплым спросонья голосом

Он хотел ответить "Ничего страшного", но горло не слушалось, получилось только ка-кое-то шипение. Девушка нахмурилась и привстав сказала

— Тебе еще нельзя говорить, нужно подлечиться. Спи, — он согласно прикрыл веки и почти сразу же уснул, чувствуя ее легкое дыхание на своей щеке.


Вздрогнув, я резко проснулась. Ну, приснится же такое! Я села и потерла глаза, тут же раздался телефонный звонок. Я злобно глянула на телефон. Звонили с работы. Чего опять?!

Вообще-то смена не моя. Я свое уже у монитора отсидела. Если вызывали значит случи-лось что-то серьезное.

Ох уж эта работа! И говорила мне тетя не лезь ты к военным! Ну, в принципе я ее послу-шалась. Работаю я не на военных-то, а на таможенников. А если точнее, то в аналитическом отделе Таможенного Управления, говоря проще, управление занимается расследованием пре-ступлений, связанных с границей нашего государства. Хотя тетя тоже очень ругалась, узнав, что я работаю аналитиком у пограничников. Правда я ее обрадовала тем, что я не участвую ни в каких расследованиях, а просто анализирую поступающую информацию, сидя перед монитором вместе с 5-ю такими же девчонками. Вся территория поделена на участки и на каждый участок по два человека, работающих посменно. Вообще в нашем Таможенном Управлении мы следим за северо-восточной частью границы. В Управлении достаточно всякий отделов, но самый крупный и самый низкий по рангу мой аналитический отдел, потом идет отдел военного патруля и верхушка — следственный отдел.

Хм! До сих пор смешно, когда вспоминаю свой первый рабочий день. Я тогда пришла без макияжа, с невымытыми волосами, в длиннющей юбке и закрытой наглухо блузе, чуть ли не в тапочках. Просто так случилось, что ночевала я у подруги, а перед этим попала под ужасный ливень, сломала каблук и полностью выпачкала платье. Воду у подруги вечером отключили, вот и пришлось идти в ее вещах. М-да… Девчонки были в шоке, а потом я еще и очки одела. Со зрением у меня все в порядке, это я для работы за компьютером ношу. Зато это меня и спасло. Самых красивых тут же забрали в следственные группы, состоящие из военного и аналитика. А там и стреляют, и думать много надо. Оно мне надо такое счастье? Вот и я подумала, что не надо. Так что теперь исправно хожу на работу без макияжа, волосы собраны в пучок, туфли без каблуков, юбки, кофты, платья все без малейшего намека на женственность. Порой даже в зеркало смотреться страшновато, но жизнь дороже. Вместе со мной на работу поступило еще 8 девчонок, из них 2-х убили, трое в психушке. Неплохая статистика за 2 года, не так ли?


Вот она моя родная комната с аппаратурой. Мое кресло свободно, несмотря на то, что здесь, по меньшей мере, человек десять. Интересно, с чего бы это? Опять Люська что-то напу-тала?

— Что случилось? — бодренько спросила я, ко мне повернулись уставшие и не выспавшиеся лица, от собственной бодрости мне стало не по себе.

— Натан ушел один проверять Подземелье. На него там напали, он уходил от погони и за-терял оружие, камера тоже отключилась, — ответил один из присутствующих. М-да из этих де-сяти я практически никого не знала. Так парочку видела по управлению да еще один из след-ственных. Странно. Я подошла к своему креслу и надела наушник с микрофоном, стоя, щелк-нула выключателем.

— Связь с ним есть?

— 12-тая, — ответил мне кто-то. Я быстро переключилась на нужную линию

— Натан, какого ты туда сам полез?! — спросила я. Этот Натан наше ходячее недоразуменье. Он вроде как военный, но уровень у него примерно как и мой, то есть самый низкий из всех возможных. Что касается того подземелья, то это главная проблема нашего управления. Оно пересекает весь остров и даже ходят слухи, что соединяет с Верхним островом. Через это Подземелье вечно уходят преступники, возят контрабанду и прячут трупы. В мою задачу вхо-дит отслеживать выход из подземелья и высчитывать где схроны контрабандистов. В общем, гадаем понемногу. В работу таких как Натан входит патрулирование этого самого подземелья. Правда, по одному они туда не ходят. Странно.

— Тэа?! Откуда?! — услышала я резкий крик в наушнике и тут же прикрутила громкость, не хватало только оглохнуть. Тэа это что-то вроде моего позывного. Вообще-то я Алина

— От Верблюдова! — ответила я. Между прочим Верблюдов Анатолий Петрович — наш начальник, самый-самый начальник, в смысле начальник управления, — Мне тут такого наго-ворили! Давай вкратце, что там у тебя?

— Камера накрылась, оружие вышло из строя…. я в Подземелье, а где-то тут контры. Их много. — Контрами мы называем контрабандистов. Подземелье их дом родной. В принципе, зная места, там можно найти Всё. Именно так с большой буквы. Как я уже говорила, ходят слухи, на мой взгляд, весьма обоснованные, что там есть ходы выводящие на Верхний остров, но также бытует мнение, что там есть еще и выходы на соседние острова. Вполне логично, контрабанда-то откуда-то берется ведь. Естественно нашему начальству это не нравится — столько денег мимо проплывает! Вот только непонятно, почему наше самое-самое высокое начальство упорно игнорирует эти слухи. Может, потому что знает, что это не слухи? Я даже как-то от скуки начала анализировать имеющуюся карту Подземелья и (ну не могу не похвастаться) нашла логику во всех этих сплетениях ходов и туннелей. А если добавить парочку ходов, так вообще идеальная математическая картинка получается. Я не поленилась и дорисовала карту, пользуясь своими выводами. Вот тут-то меня и осенило, почему никто этим раньше не занимался. Если контры добудут эту карту, то… В общем будет весело. К счастью мне хватило ума держать все это в тайне. И карту и свои разработки я уничтожила (сердце кровью обливается до сих пор!), но в памяти карта, моя карта, осталась. Надеюсь никто об этом не узнает, иначе… Даже думать не хочу.

Возвращаясь к контрабандистам. Мы, то есть аналитики, высчитываем место, а потом там устраивают облаву. Вообще-то, это Подземелье — целое государство, со своими правителями и иерархией.

— Мгм… что видишь перед собой? — спросила я