Книги жанра «Современная проза» на букву «А»

num: 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
ru: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название  Автор  Серия
А! А! Мадагаскарка

Аннотация к роману «А! А! Мадагаскарка!»

      Это невероятно! Такого просто не может быть! Но так случилось! Она и представить себе не могла, что с ней это… ЭТО… произойдёт! И что так вообще бывает, она не знала. Но вот бывает.

    Это – роман нового типа, такого ещё не было!  Вот он - экспресс-роман, основанный на реальных событиях. Почти все имена изменены.

Коренева Ольга  
А будь кем хочешь Стиллер Роберт  
обложка книги А в остальном, прекрасная маркиза... А в остальном, прекрасная маркиза...

Почему современные мужчины не защищают честь дамы на шпагах или пистолетах? Потому что современные женщины оберегают избранников от ситуаций, требующих дуэльных доблестей. Мы их пилим, зудим, капризничаем, но они столько работают, что все средневековые доблести давно превратились в честолюбивые карьерные стремления! И если вам удалось отбить Прекрасного принца у его законной, но недостойной половины, с честью пройти испытание «знакомство с будущими родственниками», связать себя узами брака именно с тем, о ком мечтаете, не поддаться на провокации «лучшей подруги», простить дорогому существу случайный флирт на стороне, тогда… Тогда ждите сюрпризов от детей и внуков! А в остальном, прекрасная маркиза…

Нестерова Наталья  
А вдруг бы не встретились Айлисли Акрам  
А вдруг бы не встретились... Айлисли Акрам  
обложка книги А вот и Полетта А вот и Полетта

После того как сын, невестка и любимые внуки перебираются в город, Фердинанд остается один на огромной ферме. Что ж теперь – век вековать, горе горевать? Ничего подобного. Писательница Барбара Константин, автор замечательных книг «Как Том искал дом и что было потом» и «О Мели без всяких мелодрам», прикосновением волшебной палочки превращает драму старости и одиночества в искрящуюся радостью, уморительно смешную историю о том, что жить здорово и в семь лет, и в семьдесят. Всего-то и нужно, что оглянуться вокруг!

Константин Барбара  
А вот те шиш Веллер Михаил  
А вы думали - в сказку попали?! Батхен Вероника  
А вы не ждали нас...

Мастер острого сюжета, закрученной интриги, точных, а потому и убедительных подробностей, достаточно вспомнить знаменитого «Ворошиловского стрелка» или непревзойденную криминальную сагу «Банда», Виктор Пронин великолепно владеет трудным жанром рассказа. В его рассказах есть место и для хитроумной «сыщицкой» головоломки, и для лиричного повествования о непростых отношениях между мужчиной и женщиной, и для исследования парадоксов человеческого характера. Словом, жизнь — штука непредсказуемая, ведь никогда не знаешь, что ждет тебя в любой следующий миг. Но в этом-то и самый интерес...

Пронин Виктор  
обложка книги А где же третий? (Третий полицейский) А где же третий? (Третий полицейский)

Книги Флэнна О`Брайена удостаивались восторженных похвал Джойса и Грэма Грина, Сарояна и Берджесса, Апдайка и Беккета. Но мировую славу писателю принес абсурдистский, полный черного юмора роман «Третий полицейский», опубликованный уже после его смерти.

О`Брайен Флэнн  
...А до смерти целая жизнь

Весной 1967 года погиб на боевом посту при исполнении служебных обязанностей по защите Родины сержант Александр Черкасов. Его отец, пермский литератор Андрей Дмитриевич Черкасов, посвящает светлой памяти сына свою книгу. Через письма и дневники Саши Черкасова раскрывается образ молодого современника, воина с автоматом и книгой в руках, юноши, одинаково преданного в любви к девушке и в преданности Родине.

Черкасов Андрей Дмитриевич  
обложка книги А другого глобуса у вас нет?.. А другого глобуса у вас нет?..

Кто или что является героем этой книги, без видимой организующей мысли словно склеенной из обрывков свежих газет и пожелтевших страниц старинных фолиантов? Полицейские и воры, министры и проститутки, мошенники от политики и карманники от юриспруденции, садисты и мазохисты, философы и самоубийцы, императоры и газетчики, особи века сего и веков минувших – что объединило всю эту столь разношерстную команду под одной обложкой? Все тот же элемент, наряду с водородом самый распространенный во Вселенной: человеческая глупость... Итак, добро пожаловать на встречу с хозяином планеты: Его Величеством Идиотом.

Вершовский Михаил  
обложка книги А если это был Он? А если это был Он?

Он появляется в разных городах мира и проповедует отказ от насилия и поклонения золотому тельцу. Он излечивает больных и заставляет подпольных торговцев оружием отказаться от своего смертельного бизнеса. Он входит во всемирную паутину и с мониторов всех компьютеров в мире обвиняет Америку в алчности и цинизме. На него устраивают охоту спецслужбы, но пули не приносят ему вреда. Его считают мистификатором, террористом, но у многих возникает сомнение: а если это был Он? А если Он вернулся — через две тысячи лет?..

Мессадье Жеральд  
обложка книги А если это был Он? А если это был Он?

Он появляется в разных городах мира и проповедует отказ от насилия и поклонения золотому тельцу. Он излечивает больных и заставляет подпольных торговцев оружием отказаться от своего смертельного бизнеса. Он входит во всемирную паутину и с мониторов всех компьютеров в мире обвиняет Америку в алчности и цинизме. На него устраивают охоту спецслужбы, но пули не приносят ему вреда. Его считают мистификатором, террористом, но у многих возникает сомнение: а если это был Он? А если Он вернулся — через две тысячи лет?..

Мессадье Жеральд  
обложка книги А еще я танцую А еще я танцую

Однажды утром известный писатель, лауреат Гонкуровской премии Пьер-Мари Сотто находит в своем почтовом ящике толстый пакет. Очередная рукопись неизвестного графомана? Пьер-Мари никогда не читает чужих рукописей! Он собирается отослать пакет отправителю, но там нет обратного адреса, только электронная почта некой Аделины Пармелан. Чтобы узнать почтовый адрес, Пьер-Мари пишет Аделине письмо, получает немного странный ответ, пишет новое, получает еще один ответ и… постепенно втягивается в переписку, которая скоро перестает быть формальной и захватывает обоих участников. Загадочный пакет так и лежит нераскрытым на полке книжного шкафа, словно дожидаясь, когда писатель, переживающий после таинственного исчезновения жены жестокий личный и творческий кризис, очнется от тоски и вновь поверит, что жизнь прекрасна.

«А еще я танцую» — написанный «в четыре руки» трогательный и остроумный роман о потерянной и вновь обретенной любви, о двух одиноких сердцах, которые из статистов вдруг превращаются в главных героев захватывающей драмы.

Мурлева Жан-Клод, Бонду Анн-Лор  
обложка книги А из нашего окна А из нашего окна

Токарева Виктория  
А кто я теперь? Воннегут Курт  
А лифт спускался в преисподнюю Лагерквист Пер  
обложка книги А может, я и не прав А может, я и не прав Веллер Михаил Иосифович Вначале и в конце  
обложка книги А мы служили на крейсерах А мы служили на крейсерах

Минувшее столетие не зря окрестили «крейсерским веком» — эти универсальные корабли принимали самое активное участие в обеих Мировых войнах, сражаясь на всех океанах и превратившись в становой хребет флота. И сегодня крейсера являются самыми крупными, мощными и грозными кораблями после авианосцев, а с появление крылатых ракет стали смертельно опасны даже для «повелителей океанов».

В этой книге собраны истории о людях, служивших на этих крейсерах, написанные с грустью, юмором и теплом.

Васильев Борис Львович  

Поиск книг, авторов и серий книг от Яндекса:

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Современная проза»

  •  Мольфар
     Чумарна Марія
     Проза, Современная проза

    «Мольфар» — це книжка, яка крізь призму сучасного життя кидає погляд читача в потаємні глибини людської душі. Любов і свобода вибору, сила думки і слова, потаємне і явне в людській долі — ці глибинні проблеми автор розкриває легко, ненав’язливо, акцентуючи на вагомості простих і звичайних цінностей життя.

  •  история одного безумия
     Трещев Юрий
     Проза, Современная проза

    Уважаемые читатели, искренне надеемся, что книга «История одного безумия» Юрий Александровича Трещева окажется не похожей ни на одну из уже прочитанных Вами в данном жанре. По мере приближения к апофеозу невольно замирает дух и в последствии чувствуется желание к последующему многократному чтению. Замечательно то, что параллельно с сюжетом встречаются ноты сатиры, которые сгущают изображение порой даже до нелепости, и доводят образ до крайности. Удивительно, что автор не делает никаких выводов, он радуется и огорчается, веселится и грустит, загорается и остывает вместе со своими героями. Удачно выбранное время событий помогло автору углубиться в проблематику и поднять ряд жизненно важных вопросов над которыми стоит задуматься. Автор искусно наполняет текст деталями, используя в том числе описание быта, но благодаря отсутствию тяжеловесных описаний произведение читается на одном выдохе. Все образы и элементы столь филигранно вписаны в сюжет, что до последней страницы «видишь» происходящее своими глазами. Через виденье главного героя окружающий мир в воображении читающего вырисовывается ярко, красочно и невероятно красиво. В романе успешно осуществлена попытка связать события внешние с событиями внутренними, которые происходят внутри героев. Это настоящее явление в литературе, которое не любишь, а восхищаешься всем естеством, оно не нравится, а приводит в неописуемый восторг. Кто способен читать между строк, может уловить, что важное в своем непосредственном проявлении становится собственной противоположностью. «Историю одного безумия» Юрий Александрович Трещев читать можно с восхищением, можно с негодованием, но невозможно с равнодушием.

  •  В году тринадцать месяцев
     Пашнев Эдуард Иванович
     Проза, Современная проза

    «…Надо было теперь на что-то решиться. Или торчать перед окнами, пока Рыба заметит и подумает: кто там стоит? Или взбежать одним духом по лестнице и позвонить. Алена двинулась вдоль дома, остановившись, посмотрела сквозь тонкие голые ветви деревьев, отыскивая на третьем этаже окно с кормушкой. Лист со стихами спрятала в сумку: куда его девать? Вспомнила недавно прочитанное у Евтушенко: «Стихотворение надел я на ветку». В следующее мгновенье Алена уже насаживала свой лист со стихами на ветку напротив окна с кормушкой. Отбежав к воротам, оглянулась. «Я подражаю Евтушенко. Только я подражаю не стихам, а поступкам». Ветер трепал лист со стихами, Алена постояла, убедилась, что не улетит, осталась довольна своим поступком, деревом. Подумала: «Хорошо Евтушенко написал». Она сама так написала бы: «Люди идут, глядят с удивлением, дерево машет стихотворением»…»

  •  Земля дождей
     Дарра Артур
     Проза, Современная проза

    С самого детства Роман хранит в сердце призрачный образ своей матери. Матери, которую никогда не видел. Матери, бросившей его на произвол судьбы вскоре после рождения. Несмотря на это, он отчаянно верит, что однажды найдёт её и будет с ней. Выйдя из детдома, Роман вступает на путь поиска, не догадываясь, что тем самым приближает себя к самому тяжёлому и важному испытанию, на кону которого будет стоять не только его собственная жизнь…

    «Земля дождей» — это глубоко психологическая, символически утончённая и местами вызывающая история об искуплении и прощении, где метафизика и реальность сплетаются в единый узор. Где воображение и явь рисуют драму человека, впитавшего в свою юную душу центральные проблемы молодых поколений.



Новинки месяца жанра «Современная проза»

  •  Последний Тёмный
     Сотер Таис
     Проза, Современная проза

    Не слишком тёмный маг пытается спастись от не слишком святой инквизиции, попутно отмахиваясь от заботы любящих родственников.

    Лукрецию Горгенштейну не повезло родиться с даром к тёмной магии, и это могло стать для него приговором. Ведь Тёмных магов веками изничтожали, опасаясь их странной и опасной силы. И вот он — последний в мире Тёмный маг. Враг, добыча. И очень ценный союзник. Его будут пытаться убить или переманить на свою сторону — но никогда не оставят в покое.

  •  Мама мыла раму
     Кабыш Инна Александровна
     Проза, Современная проза, Поэзия, Драматургия, Поэзия

    Инна Кабыш родилась и выросла в Москве. Окончила педагогический институт, преподает в школе русскую литературу. Ее стихи публиковались в журналах «Юность», «Новый мир», «Дружба народов», «Знамя» и др. Автор книг «Личные трудности», «Детский мир», «Место встречи», «Детство-отрочество-детство», «Невеста без места».

    Лауреат Пушкинской премии (1996), присуждаемой фондом Альфреда Тёпфера (Гамбург), и премии имени Дельвига (2005).

  •  Пастухи призраков (СИ)
     Ламичева Юлия
     Фантастика, Фэнтези, Проза, Современная проза, Мистика

    Все мы получаем от предков наследство. Ну там дачу, способности к музыке, форму носа или отвратительный характер двоюродного дяди, склонного вешаться в сарае, а потом гоняться с топором за всеми желающими. Лене досталось от предков по полной. С топором она, правда, ни за кем не гоняется, да ей и не надо — можно же просто «попросить» человека убиться головой об трамвай, и тот непременно послушается. Такое вот у Лены наследство. Зато за самой Леной по ночам гоняется волк. Может, просто фобия, или прапрабабушка любила бродить по лесам в красной шапочке. Эта прапрабабушка, она вообще со странностями была старушка…

  •  Хозяин платит плохо
     Фенольо Беппе
     Проза, Современная проза

    Рассказ из сборника «Итальянская новелла XX века» — продолжение вышедшего в 1960 году сборника «Итальянская новелла, 1860–1914».

  •  Моя сто девяностая школа
     Поляков Владимир Соломонович
     Проза, Современная проза, Советская классическая проза, Юмор, Юмористическая проза, Юмор

    Владимир Поляков — известный автор сатирических комедий, комедийных фильмов и пьес для театров, автор многих спектаклей Театра миниатюр под руководством Аркадия Райкина. Им написано множество юмористических и сатирических рассказов и фельетонов, вышедших в его книгах «День открытых сердец», «Я иду на свидание», «Семь этажей без лифта» и др. Для его рассказов характерно сочетание юмора, сатиры и лирики.

    Новая книга «Моя сто девяностая школа» не совсем обычна для Полякова: в ней лирико-юмористические рассказы переплетаются с воспоминаниями детства, героями рассказов являются его товарищи по школьной скамье, а местом действия — сто девяностая школа, ныне сорок седьмая школа Ленинграда.

    Книга изобилует веселыми ситуациями, достоверными приметами быстротекущего, изменчивого времени. Ее страницы окрашены то мягким юмором, то светлой грустью, то болью за рано ушедших из жизни друзей.

 Жанры книг


 На хлебушек библиотекарю